Печать
Категория: БиблиоПрофи
Просмотров: 174

День библиотекЕжегодно 27 мая в нашей стране отмечается Общероссийский день библиотек. Этот знаменательный день является профессиональным праздником для всех библиотекарей России. День 27 мая был выбран не случайно, ведь именно этот день и является датой основания первой государственной общедоступной библиотеки России – Императорской публичной библиотеки, которая сейчас носит название Российской национальной библиотеки.

Народная мудрость гласит: не место красит человека, а человек – место. Но не каждый знает, сколь славные люди украшали своей профессиональной деятельностью самые различные библиотеки в разных странах и во все исторические периоды.

Несмотря на то, что специальность библиотекаря существует в мире всего лишь второе столетие, должность – одна из древнейших на земле. На эту должность назначались самые выдающиеся люди своего времени, потому что библиотекарем мог быть прежде всего человек грамотный, а значит – в понимании современников – приобщенный ко всей мудрости человечества. И действительно, эти личности сполна одарили каждую сферу знаний своим талантом – и главным образом потому, что в их распоряжении были книги. Одновременно они по крохам совершенствовали библиотечную технологию, и именно им мы обязаны тем, что библиотечная деятельность отличается большей отточенностью каждого рабочего приема, каждой операции, каждого процесса и цикла.

Библиотекарями были люди различных сословий и профессиональной принадлежности: и первые лица государства (Ашшурбанипал, Ярослав Мудрый), и святые (Ефросинья Полоцкая, Кирилл Философ, Тимофей), и выдающиеся ученые в различных областях знания (К. М. Бэр, Н. И. Лобачевский, М. И. Тихомиров), писатели (Х. Л. Борхес, И. В. Гете, И. А. Крылов) и собственно библиотекари, библиографы (Мелвил Дьюи, Габриэль Нодэ, М. И. Рудомино, Л. Б. Хавкина, Иоганн-Даниил Шумахер и др.).

АшшурбанипалАшшурбанипал (Ассурбанипал)

(668-635 гг. до н. э.)

Последний ассирийский царь, создатель одной из наиболее достопримечательных крупных библиотек древности. Ашшурбанипал вначале не готовился наследовать царский престол, т. к. царем должен был стать его младший сводный брат, поэтому он был отдан на воспитание жрецам, которые с малых лет обучили его искусству клинописи и чтения ассиро-вавилонских и шумерских текстов. Ашшурбаниапал – одна из самых своеобразных личностей на ассирийском престоле. До наших времен сохранилось несколько портретов этого царя, созданных ассирийскими резчиками по камню. Высокий и крепко сложенный, он был сильным и необыкновенно смелым человеком, прекрасным наездником и метким стрелком из лука. Его любимым развлечением была охота на львов. В детстве Ашшурбаниапал посещал храмовую писцовую школу и прилежно изучал клинописи. Повзрослев, он не потерял к ним интереса. Ашшурбаниапал свободно владел тремя языками (в том числе мертвым шумерским), увлекался историей и литературой, сам недурно писал стихи.

Он был очень образован, изучал науки своего времени, решал математические задачи. Он стал первым и последним грамотным царем. Знакомство с военно-историческими сочинениями, хрониками царей, литературой Ассирии, Вавилонии и Шумера расширило его кругозор, привило любовь к знаниям, а воспитание под руководством жрецов изощрило его ум, взрастило коварство и злопамятность. В своей жизни и государственной политике он руководствовался правилом, которое позднее у римлян стало известно как «разделяй и властвуй». Ассирийская культура пережила при Ашшурбаниапале свой последний взлет.

Библиотека АшшурбанипалаБиблиотека Ашшурбанипала располагалась в столице Ассирии – г.Ниневии, она включала богатейшее собрание вавилонской литературы и имела универсальный характер. Там хранились: списки царей; царские послания; списки стран, рек и гор; материалы коммерческого характера; работы по математике, астрономии и медицине; словари и труды по грамматике.

В главную группу текстов библиотеки Ашшурбанипала вошли предзнаменования, основанные на истолковании событий, необычного поведения людей, животных и растений, а также на наблюдениях за движением Солнца, Луны, планет и звезд. Словари – лексические списки, необходимые для обучения писцов, содержат перечень шумерских, аккадских и др. слов. В библиотеке Ашшурбанипала также собраны заклинания, молитвы, ритуальные тексты, басни, пословицы и др. «канонические» и «неканонические» тексты. Эпические произведения Двуречья – миф о сотворении мира, сказание о Гильгамеше, поэмы об Эрре, Этане и Анзу – дошли до нас главным образом благодаря собранию Ашшурбанипала. Присутствие в нем справочников, научных текстов, народных сказок (в частности, сказки «Ниппурский бедняк», явившейся прототипом одной из сказок «Тысячи и одной ночи») свидетельствует о том, что оно – а из него до нас дошла лишь небольшая часть табличек – было чем-то большим, чем простое собрание справочных текстов, приспособленное для нужд жрецов, гадателей и прочих придворных специалистов, ответственных за благополучие царя.

Коллекция царского книгохранилища полностью отражала широкие интересы Ашшурбанипала в области литературы; в колофонах многих табличек стоит «библиотечный штамп» – знак царской собственности: «Дворец Ашшурбанипала, царя царей, царя страны Ашшур, которому бог Набу и богиня Гаслиста даровали уши и зоркие очи, чтобы разыскивать творения писателей моего царства». Собранные глиняные таблички свозились во дворец царя и хранились в специальных глиняных кувшинах в так называемой Львиной комнате, украшенной скульптурными сценами охоты на львов. Фонд библиотеки насчитывал десятки тысяч единиц хранения (до наших дней дошло примерно 30 тыс. табличек).

Значение «глиняных книг» для истории культуры и науки огромно, его нельзя переоценить. Это понимал и сам Ашшурбанипал, который писал: «Я велел начертать на плитах славные письмена, произведения книжного искусства, которых не изучал ни один из моих предшественников, я собрал письмена во дворце моем, я разделил их на разделы, и я, царь людей, любимец богов, я умею даже читать их». Кроме того, есть вероятность, что библиотека царского дворца была публичной, такой вывод можно сделать на основании слов самого царя, который писал: «Это клинописное письмо, проявление бога Набу, бога высшей миссии. Я его написал на табличках, я пронумеровал их, я привел в порядок их, я поместил их в своем дворце для наставления моих подданных».

Иван Андреевич Крылов

(1769-1844)

Вас также может заинтересовать: «Кто не слыхал его живого слова?»: к 250-летию со дня рождения И. А. Крылова: литературное досье».

Известный баснописец-классик, юбилей которого мы отметили в текущем 2019 году, был чрезвычайно одаренным человеком, хорошим математиком, неплохим художником, прекрасным скрипачом. Обладая великолепным чувством юмора, он буквально сыпал пословицами и поговорками. Во время Отечественной войны 1812 г. великий баснописец пришел служить в Императорскую публичную библиотеку Санкт-Петербурга. Сначала он работал помощником библиотекаря, а с 1816 г. – библиотекарем и заведующим Русским отделом.

В Императорской публичной библиотеке Крылов трудился вплоть до 1841 г., директор А. Н. Оленин очень его уважал и всячески поддерживал. В 1815 г. для издания первого иллюстрированного сборника басен писателя Оленин привлек к оформлению художника И. А. Иванова – почетного библиотекаря Публичной библиотеки. Гравировка прошла под руководством самого директора, 11 рисунков в издании значатся с монограммой «А.О.».

Должности библиотекарей и их помощников поручались в то время известным в литературе лицам. Рядом с Иваном Андреевичем трудились: переводчик «Иллиады» Н. И. Гнедич, знаток славянской филологии А. Х. Востоков, переводчик «Ифигении» и «Федры» (Ж. Расина) М. Е. Лобанов, позже поэт барон А. А. Дельвиг.

Директор библиотеки поставил перед Крыловым задачу – создать фонд отечественной литературы. Иван Андреевич сам занимался комплектованием (часто редчайшими книгами), следил за постоянным поступлением обязательного экземпляра, установив для этого тесные контакты с книгопродавцами. Если в 1812 г. фонд отечественной литературы насчитывал всего лишь 4 русские книги, в 1814 г. – 2,3 тыс. книг, то в 1836 г. – уже 20 тыс. книг, а к концу его службы – около 30 тыс. экземпляров, не считая 10 тыс. дублетных. Иван Андреевич любил библиотечную работу: сам составлял каталоги, шифровал, расставлял книги на полках. В 1814 г. он впервые ввел описание книг под коллективным автором. Кроме того, он ввел у себя в отделе упрощенный топографический каталог: все каталожные карточки имели свой номер, который заносился в особую «нумерационную тетрадь». По этому номеру в другой графе библиотекарь находил указание № комнаты, шкафа, полки и номера книги на полке (считалось, что шифр для читателя должен быть тайной).

Вел Крылов и многочисленную библиографическую работу, составлял всевозможные списки для читателей, указатели, выполнял библиографические справки. Именно он впервые составил список книг о Санкт-Петербурге, изданных с 1741 по 1826 гг. Другая крупная его работа – Указатель по различным отраслям знания, содержащий 3,3 тыс. наименований книг. Крылов принял в фонд собрание старопечатных книг Ф. А. Толстого (377 экз.) и 1300 рукописей. В 1815 г. он составил правила пользования книгами в читальном зале.

Лишь в 1921 г. была опубликована, а в 1946 г. детально проанализирована, «Записка» И. А. Крылова, где он, отвечая на вопросы директора библиотеки А. Н. Оленина, писал о необходимости лучшей организации каталогов и высказался за их публичность, за необходимую шифровку книг. Слова Белинского о Крылове – «честь, слава и гордость нашей литературы» – относятся к Крылову-писателю, Крылову-баснописцу, но, думается, по праву можно сказать и «Крылов – честь, слава и гордость русского библиотечного дела».

Маргарита Ивановна Рудомино

(1900-1990)

Основатель и первый директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы (ВГБИЛ), ныне носящей ее имя.

Маргарита Ивановна родилась 3 (16) июля в городе Белостоке Гродненской губернии. Её прапрабабушка со стороны матери – знатная и богатая баронесса Анна фон Бер, владелица средневекового замка в Курляндии. Мама, Элеонора Яковлевна, и три её сестры были преподавателями немецкого и французского языков, а две из них – известными методистами и организаторами преподавания иностранных языков в России. Отец, Иван Михайлович, происходил из древнего дворянского (шляхетского) литовского рода Рудомино (Рудомина). Он знал четыре языка, получил специальное образование, работал уездным агрономом. В доме, где прошло детство Маргариты Ивановны, свободно говорили по-немецки и по-французски, очень ценили знание иностранных языков.

Юная девушка рано осталась круглой сиротой. Заканчивая обучение в гимназии, она одновременно работала на Высших курсах иностранных языков (которые до этого окончила, изучив английский язык). В 1918 г. с должности школьного библиотекаря началась её библиотечная карьера, параллельно она формировала и библиотеку Высших курсов иностранных языков (фактически это начало её библиотечной работы с литературой на языках).

Она поступила на Курсы библиотекарей в Саратовском университете, где познакомилась с директором Исторической библиотеки профессор Ю. М. Соколовым, приехавшем сюда в командировку. Он был удивлён, что лучшей библиотекой в городе оказалась библиотека Высших курсов иностранных языков, что по типу она похожа на передовые западные библиотеки. Соколов предложил Рудомино работу в Исторической библиотеке, но она понимала, что такого, неофициального, предложения недостаточно для переезда в Москву.

В 1920 г. Саратовский губернский отдел народного образования направил Маргариту Ивановну в Москву за новой литературой. Ей удалось собрать требуемый «вагон текущей литературы», получить сам железнодорожный вагон и с приключениями, характерными для периода гражданской войны, всё же довезти книги и журналы до Саратова. В столице она получила предложение от Наркомпроса организовать библиотеку Неофилологического института. Она писала, в своих воспоминаниях, что оказалась единственной «...владелицей шкафа с сотней книг, гербовой печатью и архивом несостоявшегося учреждения». Шкаф располагался в холодном помещении, без стекол, почти без света, без лифта, без мебели, со свисающими отодранными обоями. Это была квартира на пятом этаже дома на углу Денежного и Глазовского переулков, на Арбате.

Обстоятельства сложились так, что организовать Неофилологический институт не удалось. Маргарита Ивановна проявила силу характера и дар убеждения, в течение двух месяцев доказывая чиновникам Наркомпроса, что библиотека и без института может и должна существовать. Маргарита Ивановна сама собирала и отбирала книги, возила и мебель, и стёкла для окон. Библиотека постоянно скиталась, «проживая» и в Историческом музее, и в церкви Косьмы и Дамиана в Столешниковом, и в Лопухинском переулке, и на улице Разина. Маргарита Ивановна ходила по инстанциям, убеждала и доказывала, добиваясь то статуса научной библиотеки, то, в течение почти 30 лет, нового здания.

В 1921 г. Маргарита Ивановна поступила на романо-германское отделение филологического факультета МГУ, которое и окончила в 1926 г. В 1948 г. библиотека стала универсальной, Всесоюзной государственной библиотекой иностранной литературы (ВГБИЛ). 31 мая 1967 г. она переселилась в здание с восьмиэтажным хранилищем, четырёхмиллионным фондом, девятью читальными залами, штатом в 700 сотрудников.

Маргарита Ивановна обладала удивительным чувством нового, чутко улавливая прогрессивные направления деятельности библиотек. В этом её поддерживал замечательный высокопрофессиональный коллектив, где утвердился дух интеллигентности и уважения к читателю. Рудомино привлекала в штат крупных учёных – лингвистов, историков.

Она участвовала в создании журнала «Интернациональная литература» и послужившего его продолжением журнала «Иностранная литература», Издательства иностранной литературы (ныне издательства «Мир» и «Прогресс»). Автор более 100 работ – библиографических, справочных изданий, статей по истории и теории библиотечного дела, работы отечественных и зарубежных библиотек. Была первым вице-президентом ИФЛА, а в 1973 г. избрана пожизненно почётным вице-президентом.

М. И. Рудомино также содействовала организации системы обучения иностранным языкам; на базе созданных в 1925 г. при её библиотеке Высших курсов иностранных языков в 1930 был организован Московский институт новых языков (впоследствии Московский лингвистический университет).

Труд М. И. Рудомино был героическим в самом буквальном смысле слова. Когда в 1973 году дочери Председателя Совета министров А. Косыгина захотелось возглавить ВГБИЛ, Маргариту Ивановну вызвали в Министерство культуры СССР, где встречался с ней не министр (видимо, Фурцева считала, что это не ее "уровень"), а замминистра и начальник отдела кадров. Потребовали, чтобы она написала заявление об уходе на пенсию, и когда она отказалась, пригрозили снять "за допущенные ошибки". В конце концов, ее вытолкнули на пенсию, даже не позволив остаться работать в созданной ею библиотеке, чтобы написать ее историю. Правда, Маргарита Ивановна все же написала книжку – но не с помощью, а вопреки. Не дожив до своего 90-летия трёх месяцев, М. И. Рудомино скончалась 9 апреля 1990 г. и была похоронена на Донском кладбище.

В том же году на здании ВГБИЛ была установлена мемориальная доска в её честь, а в Центральном вестибюле библиотеки – её бюст. Распоряжением Совета Министров СССР ВГБИЛ было присвоено имя М. И. Рудомино. Это имя носит и издательство ВГБИЛ, которое в 2000 г. выпустило книгу воспоминаний Маргариты Ивановны «Моя библиотека», подготовленную её сыном Адрианом по сохранившимся рукописям, воспоминаниям и магнитофонным записям.

Мы вспомнили имена лишь немногих известных людей, которые посвятили библиотекам свой труд, знания и ум. Но сколько еще в мире трудилось и трудится разных библиотекарей: талантливых и интересных, ярких и скромных, шумных и тихи, нежных и волевых; поющих, пишущих, читающих; блондинок, шатенок, брюнеток…

Дорогие коллеги!

Поздравляем всех с наступающим профессиональным праздником!

Желаем Вам крепкого здоровья, бескрайнего счастья и неиссякаемого источника творческих сил!