Печать
Категория: Bookдайвинг
Просмотров: 59

21 октября исполняется 125 лет со дня рождения Евгения Шварца.

«Сказка рассказывается не для того,
чтобы скрыть, а для того,
чтобы открыто сказать во всю силу,
во весь голос то, что думаешь»
Е. Л. Шварц

shwarz121 октября 2021 года исполняется 125 лет со дня рождения замечательного русского сказочника, писателя, драматурга Евгения Львовича Шварца (21.10.1896-15.01.1958).

Ещё при жизни сказочника Шварца назвали одним из лучших драматургов века, а после смерти имя его стало символом детства, добра и любви. Им написаны с детства всеми любимые: «Сказка о потерянном времени», «Два клёна», фильмы-сказки «Золушка» и «Марья-искусница», «Снежная королева», «Обыкновенное чудо» ...

Его пьесы и фильмы давно разошлись на цитаты: «Я не волшебник, я только учусь», «Детей надо баловать − тогда из них вырастают настоящие разбойники», «Связи связями, но надо же и совесть иметь», «Какое сказочное свинство!» …

Мы вырастаем на его сказках, но что нам известно об авторе?

shwarz2Евгений Шварц родился 21 октября 1896 года в Казани в семье врача. Отец Евгения − темпераментный красавец Лев Шварц играл на скрипке, пел, но главное − играл в любительском театре. «Отец был сильный и простой. – вспоминал Е. Л. Шварц, − Участвовал в любительских спектаклях. Играл на скрипке. Пел. И расхаживал по дому в римской тоге. Мать Мария Федоровна Шелкова была много талантливей, и по-русски сложная и замкнутая…». Все современники, а позже и сам Евгений Львович в один голос утверждали, что на любительской сцене она была ещё талантливее отца − по-настоящему одаренная самобытная актриса.

Казань была для Шварца только тем, что рассказывали о городе родители, то есть, сказкой с мечетями и церквями, базарами и широким трактом. Самой Казани ему так и не удалось увидеть, родителей постоянно переводили из одной больницы в другую. Раннее детство Евгения Шварца прошло в переездах: в дневниках он вспоминает Екатеринодар, Дмитров, Ахтыри, Рязань…

С детства Женя признавал только те выдуманные истории, которые имели счастливый финал. Наотрез отказывался дочитывать книжку, заподозрив, что она может кончиться грустно. Мама пользовалась этим в педагогических целях: едва Женя садился за еду, она начинала импровизировать сказку. И к середине тарелки герои непременно оказывались на утлом суденышке в бушующем море. А дальше будущему сказочнику предъявлялся ультиматум: «Доедай всё до конца! Если хоть что-нибудь останется на твоей тарелке, они там все на судне утопнут в море!». И несчастный Женя подчищал свою тарелку до полного сияния, только чтобы все у всех и всегда кончалось хорошо.

shwarz3Уже в детстве он умел видеть жизнь как череду забавных или грустных историй. В характере мальчика сочетались открытость и ранимость, скрытность и болезненная обидчивость. В три года он научился читать, ещё раньше − мечтать, и, обладая развитым воображением, выдумывал различные истории. Однажды мама спросила пятилетнего Женю, кем он станет, когда вырастет? − «Я от застенчивости лёг на ковёр, повалялся у маминых ног и ответил полушёпотом: «Романистом». В смятении своём я забыл, что существует более простое слово − «писатель». Но я не сомневался, что буду писателем» …

После того как отец за подозрение в антиправительственной пропаганде среди рабочих был подвергнут обыску, аресту и высылке подальше от крупных городов, семья переехала в Армавир, а затем в Майкоп. Дальнейшие детство и юность Евгения прошли в Майкопе.

shwarz4В Майкопе на рубеже веков было много интеллигенции. Прекрасная библиотека, театр. Здесь юный Шварц завел друзей, которые остались с ним на всю жизнь. «Город моей души» − так назвал Майкоп Е. Л. Шварц.

Евгений окончил в Майкопе реальное училище, но Москва манила его своими перспективами. К тому же постоянные переезды, а точнее ссылки отца, делали юношу все более чувствительным к несправедливости. Шварц решил, что должен стать юристом. В 1914 году он поступил на юридический факультет Московского народного университета имени А. Л. Шанявского. Но проучившись там два года, решительно отказался от профессии юриста.

«В девятьсот пятнадцатом году на юридическом факультете московского университета я сдавал профессору такому-то римское право. Я сдавал его очень старательно и упорно, но, увы, как я ни бился, юрист из меня не получался. И на другое утро в Майкоп, где проживали тогда мои родители, полетела гордая и печальная телеграмма: «Римское право умирает, но не сдаётся!» ... Так Шварц пополнил список сказочников − неудавшихся юристов: Шарль Перро, братья Гримм и Эрнст Теодор Амадей Гофман.

Писательская биография великого сказочника складывалась без сказочной лёгкости. Печататься Шварц начал в провинциальной прессе. Впервые обзавёлся псевдонимом, стал называться Щуром (это древнеславянское обозначение домового и некоей певчей птицы). Под этой фамилией в журнале «Воробей» в 1924 году появился «Рассказ Старой Балалайки». «Балалайку» заметил С. Маршак, и похвалил О. Мандельштам. На следующий год у Шварца вышло сразу несколько детских книжек «Воробей», «Война Петрушки и Стёпки-растрёпки», «Лагерь» и «Шарики», а, кроме того первая книжка детских стихов «Рассказ старой скрипки».

В 1929 году Шварц написал свою первую пьесу «Ундервуд». Сюжет её был прост – студент Нырков получил для срочной работы на дому пишущую машинку «Ундервуд», жулики решили её украсть, а пионерка Маруся помешала им. Комедию поставили в Театре юного зрителя, и тотчас разразился скандал. Специалисты по воспитанию детей, так называемые педологи, возмутились тем, что на сцену «потихоньку протащили сказку», безусловно вредную для подрастающего поколения. Ведь спекулянтка Варварка оказалась бабой-ягой, и в подручных у нее нечистая сила, – разве можно показывать это советским детям? На защиту «Ундервуда» встали театральные критики и комсомольская газета «Смена», спектакль оставили в репертуаре, однако околотеатральные «деятели» насторожились. Поэтому в пьесе «Клад», поставленной в 1933 году, драматург прячет фантастику поглубже в подтекст, а на первый план выводит «новую, советскую действительность»: герои находят в горах Кавказа медный рудник, имеющий огромную ценность для народного хозяйства, а заодно спасают девочку, помогают взрослым осознать их ошибки, разоблачают суеверия…

Вся первая половина тридцатых годов ушла у драматурга на поиски жанра, который дал бы ему возможность свободно выражать свои мысли, свое понимание мира. Писатель Николай Корнеевич Чуковский говорил: «Евгений Львович был писатель, очень поздно «себя нашедший». Первые десять лет жизни Е. Л. Шварца в литературе заполнены проблемами, попытками, мечтами, домашними стишками, редакционной работой. О том, что путь этот лежит через театр, он долго не догадывался. Он шёл ощупью, он искал, почти не пытаясь печататься. Искал он упорно и нервно, скрывая от всех свои поиски. У Шварца была отличная защита своей внутренней жизни от посторонних взглядов – юмор. От всего, по-настоящему его волнующего, он всегда отшучивался. Он казался бодрым шутником, вполне довольным своей долей. А между тем у него была одна мечта – высказать себя в литературе. Ему хотелось передать людям свою радость, свою боль. Он не представлял себе своей жизни вне литературы. Только в 1934 году Евгений Львович Шварц вошёл в Союз писателей СССР.

Первой его настоящей сказкой для сцены стала «Красная Шапочка». На премьере «Красной Шапочки», которая состоялась в ленинградском ТЮЗе в 1937 году, всем показалось, что это какая-то «не такая» детская сказка. Прямо в первом действии Красная Шапочка почему-то говорила: «Я волка не боюсь... Я ничего не боюсь». А когда через два года все увидели «Снежную королеву», стало ясно, что все эти смешные вороны и маленькие разбойницы какие-то уж очень умные.

Режиссер Николай Акимов попросил Шварца написать для ленинградского Театра комедии пьесу на современную тему. Шварц увлекся объединением сказочных мотивов, получилась пьеса «Принцесса и свинопас». Вместо обычной нормальной советской пьесы Шварц создал как бы сказку – в меру наивную и добрую, но при этом – столь изощрённо остроумную, печальную и глубокую, что её тотчас после блистательной премьеры запретили. Только тридцать лет спустя пьесу под новым названием «Голый король» увидели зрители московского театра «Современник». Запоздалый успех доказал прочность и жизнеспособность этой пьесы.

shwarz6Следующая пьеса «Тень», написанная, как и некоторые другие пьесы Шварца по мотивам сказок Андерсена, и поставленная Николаем Акимовым в Театре комедии в 1940 году, несколько месяцев собирала аншлаги, прежде чем спохватилась цензура. Пьеса была снята с показа, кто-то из цензоров увидел в ней некий политический сарказм на советскую власть. В сказке, как будто списанной с действительности 30-40-х годов, от ученого отворачиваются друзья, его предает невеста, но он не желает унижаться перед своей тенью, и за это его должны казнить.

Начало войны застало Евгения Львовича на посту комментатора ленинградского радиоцентра. Он первым среди ленинградских литераторов откликнулся пером на фашистское нашествие: уже в конце июня и в начале июля 1941 года работал в соавторстве с Михаилом Зощенко над сатирической пьесой-памфлетом «Под липами Берлина», поставленной в ленинградском Театре комедии в 1941 году.

Негодный к строевой службе, он все равно собрался на фронт, уверяя, что «в армии не только стреляют из винтовки». Шварц попытался записаться в народное ополчение, но его забраковали на медосмотре. Осенние и зимние месяцы 1941 года Евгений Львович оставался в блокадном Ленинграде. В 1942 году он был эвакуирован в Киров (Вятку) и позже в Сталинабад (Душанбе).

В годы войны Евгений Львович написал лирические пьесы: «Одна ночь» (1942) – о защитниках блокадного Ленинграда и «Далёкий край» (1942) – об эвакуированных детях. Позже он считал лучшим своим сочинением драму «Одна ночь» – о том, как переживали блокаду самые обычные, простые ленинградцы. При жизни Шварца она так и не была поставлена из-за того, что в ней якобы не хватало «героического начала». Эта трагическая и светлая пьеса о том, как мать прорывается в Ленинград сквозь кольцо блокады, чтобы спасти умирающую от голода дочь, не понравилась театральным цензорам.

Евгений Львович Шварц награждён медалями «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

shwarz7В год окончания Великой Отечественной войны Шварц написал сценарий киносказки «Золушка», и через два года по нему был снят фильм с Яниной Жеймо в главной роли, с Фаиной Раневской в роли вздорной мачехи и Эрастом Гариным в роли короля.

В 1944 году Евгений Львович Шварц начинает работу над самым личным произведением, сочинение которого заняло десять лет. Пьеса постоянно переиначивалась и переименовывалась; сохранились варианты названия: «Медведь», «Веселый волшебник», «Послушный волшебник», «Безумный бородач», «Непослушный волшебник» … В конце концов, придумался изящный оксюморон − «Обыкновенное чудо». shwarz8Итак, один волшебник женился, остепенился и занялся хозяйством. Но как ты волшебника не корми, его всё тянет к чудесам, превращениям, приключениям. В этой сказке под масками Волшебника и его жены впервые неприкрыто проглянули автобиографические черты, что подтверждалось и характером Волшебника, и посвящением пьесы Екатерине Ивановне Шварц. В Волшебнике узнается он сам, в жене волшебника – его жена Екатерина Ивановна. В «Обыкновенном чуде» ярко видна ностальгия по молодости, всё подчинено любви вечной и конечности жизненного пути. Мораль проста и прекрасна: великие, сильные и чистые чувства творят чудеса. Премьера спектакля в Театре-студии киноактера состоялась в 1956 году. Шварц успел увидеть огромный успех собственной сказки.

Пьесы-сказки Е. Л. Шварца, конечно, знают все. Но они разве что сотая часть творчества Шварца. «Пишу все, кроме стихов и доносов», − говорил Антон Павлович Чехов, любимый писатель Шварца. Евгений Шварц сделал исключение только для доносов. И умудрялся никогда не халтурить, радуясь удачной подписи под картинкой не меньше, чем гениальным афоризмам в «Драконе» или «Обыкновенном чуде».

Он писал стихи и очень хорошие стихи:

       Я прожил жизнь свою неправо,
       Уклончиво, едва дыша,
       И вот − позорно моложава
       Моя лукавая душа.

       Ровесники окаменели,
       И как не каменеть, когда
       Живого места нет на теле,
       Надежд на отдых нет следа.

       А я всё боли убегаю,
       Да лгу себе, что я в раю.
       Я все на дудочке играю,
       Да тихо песенки пою.

       Упрекам внемлю и не внемлю.
       Все так. Но твердо знаю я:
       Недаром послана на землю
       Ты, легкая душа моя.

                                                             Е. Шварц

Сочинял фельетоны, рассказики, сказки, смешные подписи под смешными картинками для детских журналов «Чиж» и «Ёж», сатирические обозрения для Аркадия Райкина и кукольные пьесы для Сергея Образцова, сценарии для детского классика Александра Роу и взрослого классика Григория Козинцева, либретто для балетов и репризы для цирка, писал мемуары. После смерти писателя обнаружился огромный том замечательных, точных и пронзительных воспоминаний и мемуаров. А какие письма он писал своей второй жене, Екатерине Ивановне, и друзьям!

shwarz9Но конечно славу Е. Л Шварцу принесли именно его сказочные пьесы! Николай Павлович Акимов, руководитель знаменитого ленинградского Театра комедии и неустанный постановщик Шварца написал так: «...нашелся все-таки волшебник, который, сохранив власть над детьми, сумел покорить и взрослых, вернул нам, бывшим детям, магическое очарование простых сказочных героев − злых драконов и говорящих котов. Волшебник, ковер-самолет которого по вечерам поднимает сразу тысячу взрослых серьезных людей и мигом уносит их за тридевять земель в утерянный, казалось, мир − в мир сказки... На наше счастье, он оказался не просто волшебником, а добрым и умным волшебником, и, проделав путешествие в его сказочный мир, мы всегда возвращаемся, поняв что-то, чего не понимали, подумав о многом таком, о чем всегда не хватало времени подумать, и немного более склонные к хорошим поступкам, чем обычно». Пожалуй, о сказочной драматургии Евгения Львовича Шварца лучше не скажешь.

Наверное, ушедший в возрасте 61 года Шварц не успел многого. Но на главное − подарить людям сказку и волшебство − у него хватило времени. По его сценариям поставлены фильмы: «Первоклассница», «Золушка», «Дон-Кихот», «Красная шапочка», «Убить дракона», «Обыкновенное чудо», «Тень», в которых снимались актёры Эраст Гарин, Янина Жеймо, Фаина Раневская, Николай Черкасов, Юрий Толубеев, Евгений Леонов, Олег Янковский, Александр Абдулов и многие, многие другие… Отдельная страница истории отечественного кинематографа – фильмы Марка Захарова с замечательным актерским ансамблем и точными типажами.

Сказки Шварца, как и любые настоящие талантливые произведения искусства, касаются вечных проблем и ценностей. Да, Шварц многое приблизил к нам: его персонажи говорят, как обычные люди, их характеры − это характеры обычных людей, которых мы встречаем в жизни. Но сама схема сказки, сами проблемы, поднимаемые в ней, не принадлежат конкретной эпохе или стране. И каждый волен находить в ней то, что близко именно ему, именно здесь, именно сейчас.

Афоризмы от Евгения Шварца:

«Быть настоящим человеком очень нелегко»

(«Обыкновенное чудо»)

«…Единственный способ избавиться от драконов – это иметь своего собственного»

(«Дракон»)

«Когда теряешь одного из друзей, то остальным на время прощаешь все»

(«Обыкновенное чудо»)

«Иногда лучше потратить немножко времени, чтобы потом его сберечь»

(«Сказка о потерянном времени»)

«Сразу ничего не дается. Чтобы удалось, надо пробовать и сегодня, и завтра, и послезавтра»

(«Голый король»)

«…Любовь помогает нам делать настоящие чудеса»

(«Золушка»)

«Давайте принимать жизнь такой, как она есть. Дождики дождиками, но бывают и чудеса, и удивительные превращения, и утешительные сны»

(«Обыкновенное чудо»)

«Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец»

(«Обыкновенное чудо»)

«В каждом человеке есть что-то живое. Надо его за живое задеть − и все тут»

(«Тень»)

«Деревья и те вздыхают, когда их рубят»

(«Дракон»)

«Что враги сделают нам, пока сердца наши горячи? Да ничего!»

(«Снежная королева»)

«Жизнь сама по себе – счастье!»

(«Дон-Кихот»)

shwarz10Мечта Шварца сбылась, да еще как сбылась! Его сказки смотрят и дети, и взрослые. Они по-прежнему актуальны. И при этом по-настоящему челоВЕЧНЫ!

И если найдется человек, которому кажется, что он не знает творчество Евгения Львовича Шварца, переубедить его не стоит никакого труда. Достаточно лишь произнести волшебные слова: «Снип-снап-снурре, пурре-базелюрре!».

Материал подготовлен методистом
ведущей категории ГКУК ЧОБМ Н. С. Кузнецовой
на основе открытых источников