Печать
Просмотров: 517

В рамках проекта «Эшелон Победы», работа по которому ведется в ГКУК ЧОБМ в Год Памяти и славы, мы продолжаем серию онлайн-публикаций «Их имена в названиях улиц…», посвящённых героям Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Челябинска.

За те четыре года, что длилась Великая Отечественная война, она унесла миллионы жизней наших соотечественников и оставила в вечности имена тысяч героев. Память о них живет не только в сердцах благодарных потомков, но и в названиях городских улиц. Третья публикация серии посвящена челябинским улицам, которые получили свои названия в честь лётчиков, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

 

Война смертельной тучей

Повисла над страной,

И эскадрон летучий

Всё рвался, рвался в бой.

За Родину, за счастье,

За детство, за любовь

Он небо от ненастья

Загородил собой!

 

 

Улица Газизуллина

Ибрагим Газизуллин родился 3 июня 1919 года в городе Челябинске, в простой рабочей семье. Окончил 7 классов школы № 58 и школу ФЗУ при тракторном заводе.

Работал слесарем на ЧТЗ. Одновременно с отличием закончил авиаклуб. После окончания курса его оставили летчиком-инструктором. Был призван в армию в 1939 году Ленинским райвоенкоматом Челябинска, служил в Военно-воздушном флоте. Газизуллин и в армии был лётчиком-наставником, водил он самолеты мастерски. В 1940 году окончил военную авиационную школу пилотов в городе Молотов (ныне Пермь).

Ибрагим Газизуллин учил летчиков в авиационной школе. Но настойчиво просился на фронт. Наконец ему разрешили и с января 1943 года Ибрагим Газизуллин в действующей армии. Сражался на Калининском, Воронежском, Степном и 2-м Украинском фронтах.

Старшего лейтенанта Ибрагима Газизулина считали в полку лучшим пилотом, по нему равнялись. О его высоком мастерстве, отваге и мужестве свидетельствуют многочисленные примеры. Он наносил удары по движущимся колоннам и местам скопления живой силы противника, по батареям и аэродромам, по воинским складам и опорным пунктам.

К январю 1944 года заместитель командира эскадрильи 667-го штурмового авиационного полка (292-я Красноградская штурмовая авиационная дивизия, 1-й штурмовой авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт) старший лейтенант И. Г. Газизулин совершил 90 боевых вылетов, из них 32 раза ведущим групп. В 16 групповых воздушных боях сбил 7 самолётов противника. Уничтожил 32 танка, 105 грузовиков, 10 автоцистерн, 12 зенитно-артиллерийских батарей, до 450 солдат и офицеров. За мужество и храбрость его наградили двумя орденами Красного Знамени и орденом Красной Звезды.

12 января 1944 года командир 667-го штурмового авиационного полка подполковник Д. К. Рымшин представил Газизуллина к званию Героя Советского Союза.

Отважному лётчику не было суждено получить высокую награду. Командир 2-й эскадрильи 141-го гвардейского штурмового авиационного полка гвардии старший лейтенант И. Г. Газизуллин 30 мая 1944 года при выполнении боевого задания по штурмовке войск противника в районе 10 км севернее города Яссы (Румыния) был сбит зенитным огнем. Экипаж (пилот И. Г. Газизуллин и воздушный стрелок гвардии старший сержант Василий Петрович Журавлев) сгорел в воздухе... Похоронены на месте боёв.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Газизуллину Ибрагиму Галимовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Именем И. Г. Газизуллина названа улица в Челябинске. Она находится в Советском районе, пересекается с улицей Овчинникова между улицами Шаумяна и Комсомольской. Сейчас улица Газизуллина почти исчезла, превратившись в короткий проезд между гаражами и автомастерскими. Зданий на улице нет. О названии напоминает только табличка на перекрестке с улицей Овчинникова, объявления и указатели с адресом.

На здании Челябинской Государственной Академии культуры и искусств, где до войны размещалась школа № 58, в которой учился Ибрагим Газизуллин, установлена мемориальная доска. На здании профессионального училища № 1 установлен барельеф. Перед школой № 58 Челябинска установлена памятная стела в честь Героя.

Имя Ибрагима Газизуллина присвоено также одному из трамваев Челябинска. 21 мая 1983 года под номерным знаком 2001 по маршруту № 3 (Вокзал-ЧМЗ) был пущен трамвай «Ибрагим Газизуллин». Вагон был построен на Усть-Катавском вагоностроительном заводе из металлолома, собранного учащимися школы № 58, в которой учился Герой Советского Союза И. Г. Газизулин. На пуск трамвая «Ибрагим Газизуллин» пришла вся школа, приехали ветераны войны и труда, родственники героя. Это был праздник. К этому году в школе был организован музей Героя. Школа носит имя И. Г. Газизуллина.

 

Улица Овчинникова

Евгений Васильевич Овчинников родился 16 сентября 1921 года. До войны он жил в Челябинске на улице Красноармейской в доме № 132. Еще в школе Женя сразу выделился среди своих одноклассников. У него не было праздного времени. Он был всегда занят. Как только его хватало на все! Школьный лидер, активный участник самодеятельности, поклонник музыки и искусства, талантливый спортсмен, парашютист… Действительно, Женя был талантлив во всем, чем увлекался и свои успехи доводил до совершенства. Прежде всего, он был непререкаемым общественным лидером и комсоргом школы. По тем временам это значило очень много.

Евгений очень любил музыку и великолепно играл на мандолине. И инструмент у него был профессиональный – итальянская мандолина 19 века. Любил участвовать в спектаклях. А ещё у Жени был прирожденный талант к танцам. Его номера были украшением школьных и городских концертов. Он обладал даром хореографа и не только сам танцевал, но и учил этому других. О его успешных выступлениях в 1937 г. писала газета «Ленинская искра». Тогда были в моде чечёточники. Евгений выступал с другом Николаем Батраковым. Они срывали аплодисменты на школьной сцене и на сцене оперетты (до войны в Челябинске находилась оперетта). Куда бы потом судьба не забрасывала Евгения, он всегда создавал самодеятельные танцевальные коллективы. Его фронтовая эскадрилья, как в фильме «В бой идут одни старики», была творческой.

В 1939 году Женя с отличием окончил Челябинскую железнодорожную школу № 2 и поступил в Чкаловское (Оренбургское) военное авиационное училище, которое закончил с отличием за три неполных недели до Великой Отечественной войны. Когда ему предложили в числе семи лучших выпускников остаться в училище инструктором, он наотрез отказался. Шла война, и его место было на фронте. Провожая Евгения на фронт, его мама Полина Даниловна сказала: «Сынок, будь осторожен. Ты ведь у нас один». Он ответил: «Мама, я понимаю тебя, но ведь и ты знаешь, что за спину товарища прятаться я не стану».

Когда Евгений Овчинников отправлялся на фронт, он взял с собой мандолину. 20-летний парень из Челябинска любил музыку, любил жизнь. Не зря любимой песней Жени была песня «Легко на сердце от песни веселой». Он был любим окружающими – за весёлый характер, за неизбывный оптимизм, за радостную уверенность, что «всё будет хорошо». Такой настрой высоко ценился его товарищами по полку, которые занимались смертельно опасной работой – ночными бомбардировками. Однополчане любили Евгения Овчинникова, называя его ласково «штурманёнок».

Будучи лидером по своей природе, Евгений таким был и на войне. Он поставил перед собой цель – уничтожать фашистов больше, чем кто-либо. Евгений Овчинников принимал участие в Сталинградской битве, в освобождении Брянска, Орла, ст. Касторной. Когда в Челябинск в небольшой домик по Красноармейской улице стали приходить письма со штампом полевой почты, сердца родителей наполнялись гордостью за сына. В канун 1942 г. командование полка писало: «Дорогие Василий Николаевич и Полина Даниловна! Поздравляем Вас с Новым годом! Ваш сын Евгений выполняет боевые задания отлично. Только в ночь на 17 декабря он сделал семь вылетов, а 18 декабря – восемь, налетал 8 час. 15 мин. Это рекорд по полку». Несмотря на занятость боевой работой, Евгений почти каждый день писал письма домой, друзьям и конечно своим учителям.

В одном из писем он написал родителям: «Безмерно рад сообщить Вам, что меня приняли в члены Коммунистической партии. Теперь я буду защищать нашу Родину коммунистом». Последнее письмо от Евгения было датировано 10 января 1943 года.

На фронте Женя воевал на легких ночных бомбардировщиках. Самолет, на котором летал Овчинников со своими однополчанами, немцы презрительно именовали «рус фанера», да и у нас за ним числились уничижительные прозвища – «кукурузник», «небесный тихоход», «пошка». Но «фанерные» малышки дело своё делали, и неплохо. Не было на фронте самолетов более послушных, неприхотливых к лётному полю, обслуге, погоде. Незаменимы были они на связи во время разведки и, конечно, ночной бомбардировки. Самолеты ПО-2, или, как их называли сами летчики, «удвашки», день и ночь летали на боевые задания, ликвидируя вражеские оборонные объекты и громя технику и живую силу противника. От них панически разбегались и прижимались к земле фашисты, едва заслышав в небе стрекотание ПО-2. Ужас вселяла «рус фанера» в гитлеровцев, когда на бреющем полете, неслышная и незаметная, выскальзывала из-за туч и обрушивала свой смертоносный груз...

Экипаж легкого бомбардировщика в составе младших лейтенантов – пилота осетина Шалико Козаева и штурмана, стрелка-бомбардира, челябинца Евгения Овчинникова славился среди лётного состава 646-го легкобомбардировочного полка, которым командовал Герой Советского Союза подполковник Летучий. Где бы ни появлялся их краснозвёздный ПО-2, он своими дерзкими налетами наносил большой урон врагу.

Фронтовые письма, боевые донесения полка и другие документы яркими штрихами рисуют мужественные образы этих замечательных воинов-авиаторов. Мастерами ночного полета звали боевых друзей и побратимов во 2-й воздушной армии.

Однажды Козаев и Овчинников были вызваны к командиру полка. «Есть срочное задание командующего воздушной армией, – сказал друзьям подполковник Летучий. – Выбор пал на вас. Нужно срочно связаться с танковым корпусом, совершающим рейд по вражескому тылу, и выяснить обстановку. Действуйте незамедлительно».

Была глубокая ночь. Метеорологические условия самые отвратительные: метель, плохая видимость. Но Шалико и Евгения ничто не могло остановить. Приказ получен. Он должен быть выполнен. Линию фронта лётчики миновали благополучно. Немцы даже и не предполагали, что в эту нелётную погоду противник рискнет на полеты. Их воздушная охрана, видимо, ослабила наблюдение и не заметила, как на бреющем полете над их позициями в тыл пронесся советский ПО-2. Штурман Овчинников безошибочно указывал маршрут пилоту. В штабе корпуса не ждали воздушного разведчика и посадочной площадки не успели приготовить, не было и сигнальных огней. Но это не смутило Шалико. Еще под Сталинградом ему приходилось сажать самолет в трудных условиях. Успешно приземлился он и на этот раз, выбрав для посадки открытое ровное поле.

«Ну и горячие вы головы, – обступили танкисты прибывших летчиков. – Молодцы, ребята, – дружески тискали они в крепких объятиях прибывших. – Спасибо вам за помощь». Выяснив обстановку в корпусе и сдав в штаб распоряжения командования, свежие газеты и почту, после короткой передышки Козаев и Овчинников вернулись на свой аэродром.

За этот подвиг, а также за героизм и отвагу, за неоднократное выполнение боевых заданий Козаев и Овчинников первыми из лётчиков воздушной армии были награждены орденами Отечественной войны I-й степени. У Евгения Овчинникова это была уже вторая боевая награда. Орденом Красного Знамени он был награжден в сентябре 1942 года. Тогда Евгений вместе с пилотом Георгием Анашкиным наносили смелые и точные бомбовые удары по вражеским войскам на железнодорожной станции Мохово, на станции Думчино, участвовали в уничтожении аэродрома противника под Орлом, многократно бомбардировали немецкие мотомеханизированные части, переправлявшиеся через Дон у Воронежа. Евгений Овчинников был боевым, опытным штурманом.

Но не только бомбы сбрасывали на врага воздушные соколы. Вот что писала воронежская фронтовая газета «За честь Родины» в номере от 2 января 1943 года: «15 боевых вылетов за последние два дня совершили летчики Козаев и Овчинников. Они отлично выполнили боевые задания, сбросив к тому же в расположении врага 200 тысяч листовок. Эти листовки сыграли большую роль. Около 500 солдат противника в тот день сдалось в плен. Эти же лётчики сделали посадку в тылу противника и доставили находящемуся там нашему подразделению необходимые материалы».

Все важнейшие и сверхсложные боевые задания выпадали экипажу Евгения Овчинникова и Шалико Козаева. Это был поистине звёздный экипаж всего полка, неутомимый, результативный. Случалось, за ночь успевали делать по 5-6 вылетов. Экипаж Овчинникова считался одним из лучших в дивизии, совершал бомбардировки, разведывательные вылеты – к началу 1943 более 200, рекорд по полку.

В январе 43-го Сталинградское побоище всколыхнуло весь южный фланг фронта. Армии наступали. Третья танковая так далеко вырвалась вперед, что наземная связь ее с передовыми частями прервалась. Связь было приказано установить по воздуху. Для выполнения ответственного задания Военного совета Воронежского фронта был выбран экипаж Овчинникова и Козаева. От выполнения задания зависел исход задуманной операции – полное окружение и уничтожение врага. (В результате этой операции было окружено, уничтожено и взято в плен свыше 16 тысяч вражеских солдат и офицеров).

Ночь на 17 января выдалась на редкость ясная, погода была безветренная. Послушный самолет ПО-2 взял заданный курс. Пересекли Дон в районе Новая Калитва, слева – Митрофановка. Обойдя стороной вражеский аэродром в Евстратовке, летчики благополучно добрались до расположения наших подразделений. Передний край они проскользнули, прячась в облаках. Через какие-то полчаса лёту над вражеской территорией по заданному курсу заметили на снежном поле, отутюженном танковыми гусеницами, условный знак. Штурман Овчинников определил по автомашинам и выложенному световому знаку «свои», что это штаб корпуса. Самолёт благополучно приземлился. Мотор не глушили, задерживаться нужды не было. Экипаж передал приказание командующего фронтом и через 15-20 минут вылетел обратно. Передали пакет танковому командиру, взяли ответную депешу и взмыли курсом на восток к своим. Задание было выполнено точно в назначенный срок. Но на аэродром самолёт не вернулся.

Через несколько дней советскими войсками был освобожден ряд сел Россошанского района. Летчикам полка удалось разыскать остатки сгоревшего самолета и труп Козаева. Его перевезли в город Россошь и похоронили на городской площади у памятника Ленину. Как погиб Евгений Овчинников, в Челябинске узнали только через 20 лет. Все это время он числился без вести пропавшим. Василий Николаевич и Полина Даниловна Овчинниковы получили скорбную весть. В Челябинск из полка пришло короткое извещение, что штурман Евгений Овчинников «не вернулся с боевого задания и пропал без вести».

Об истории гибели летчика Козаева и штурмана Овчинникова написал в редакцию газеты «Челябинский рабочий» участник Отечественной войны, руководитель кружка красных следопытов Ново-Калитвенской средней школы И. Ткаченко. «Мы собираем сведения, – писал Ткаченко, – о всех героях, которые сражались за освобождение нашего края. Судьба Евгения Овчинникова и Шалико Козаева заслуживает того, чтобы о ней узнал весь наш народ и особенно молодежь, чтобы о ней узнали воины Красной Армии и земляки-уральцы и осетины».

Очевидцы – жители хутора Карачун – рассказали о судьбе самолета и его боевом экипаже. На обратном пути лёгкий, лишённый брони биплан подбили фашисты. Раненый Шалико посадил объятый пламенем самолет на краю деревни. Товарищи смогли выбраться из кабины, но тут же заметили бегущих немцев. Козаев остался отстреливаться от врагов, а Евгению дал задание передать нашим ответное донесение. Но уйти Евгению не удалось – немцы пустили овчарок. Погоня его настигла, едва Овчинников успел уничтожить пакет. Не убежать, не спрятаться: подвернул ногу, перебита рука. Летчик не добежал до спасительной реки, за которой были наши войска, несколько метров.

Все это происходило на глазах колхозницы хутора Заречье Анны Васильевны Даниловой и её семилетнего сына Ванюши. Анна Васильевна показала и место, где упал и сгорел самолет. Произошло это недалеко от ее избы. Анна Васильевна вспоминала: «Видела я, как фашисты с автоматами наперевес вели к хутору истерзанного собаками летчика. Он был невысокого роста, широкоплечий, красивый. На лице ни капельки испуга. Били его зверски, прикладами в спину, а он шел твердо, только чуть прихрамывал и правой рукой поддерживал перебитую левую. Идущий за ним немец взмахнул автоматом в сторону дымящегося самолета ПО-2 и сказал: «Рус, капут!» Но советский летчик еще выше поднял голову и крикнул: «Врешь, фашист! Русь никогда не умрёт!». Фашист ударил в затылок Овчинникова. Слетел шлем с головы, русые волосы закрыли ему глаза. Он спокойно нагнулся, поднял здоровой рукой шлем и, поправив вьющиеся волосы, надел его. Враги повели летчика в направлении своего аэродрома».

Челябинского штурмана долго пытали, стараясь узнать у него расположение и планы наших войск. Евгений Овчинников не сказал врагам ни слова! Всю ночь продолжался допрос. Утром началась артподготовка, предшествующая наступлению наших войск. Фашистам стало не до тайны, которую хранит сбитый летчик. Юного русского штурмана, так и не выдавшего врагам военную тайну, расстреляли. Парню было всего лишь 22 года. А через полчаса деревню заняли наши танкисты. Быть может, те самые, которым успел передать приказ Евгений Овчинников. Он успел… Они немного опоздали…

Жители деревни отдали документы, личный знак и дневник Евгения одному из офицеров. Взятые им документы летчика так и не попали в штаб. Возможно, и этот офицер погиб, не успев сообщить о смерти пилота. Похоронили отважного лётчика всем хутором на сельском кладбище.

В Главном управлении кадров Министерства обороны в хранившемся личном деле младшего лейтенанта Овчинникова через 20 лет было сделано исправление. Слова «пропал без вести» заменены «зверски замучен гитлеровскими палачами».

Улица Евгения Овчинникова выходит на Привокзальную площадь. В 1967 ул. Базарная по просьбе учащихся и педагогического коллектива Челябинской железнодорожной школы №2 была переименована в ул. Евгения Овчинникова.

Бюст героя установлен перед школой №2 (ныне школа №53), в которой он учился. В школьном музее есть уникальные экспонаты, за которыми стоит жизнь и судьба выпускника школы 1939 г. Евгения Овчинникова, военного летчика, геройски погибшего в годы войны. Шлемофон Евгения, бывший на нем в последние минуты его жизни, стал экспонатом школьного музея.

Когда в Челябинске торжественно открывался мемориал «Вечный огонь», почетное право первой зажечь его было предоставлено маме Евгения – Полине Даниловне Овчинниковой.

 

Улица Гастелло

Его имя знала вся страна – он совершил подвиг, ставший ярчайшим примером самопожертвования во имя Победы. Погиб на пятый день войны, направив свой горящий самолет на колонну немецких машин и танков. Погиб, но на него стали равняться тысячи. Имя его стало символом мужества и героизма.

Николай Францевич Гастелло родился 6 мая 1907 года в Москве, в семье Франца Гастылло. Отец его был родом из белорусской деревеньки Плужины, в столицу он приехал на заработки, и здесь его фамилию «переиначили» на московский манер – «Гастелло». Пережив перипетии Гражданской войны, Николай в 1923 году начал трудиться учеником столяра. Спустя год, уже в Муроме, работал слесарем на Паровозостроительном заводе вместе с отцом, параллельно получил школьное образование.

С 1928 года – член ВКП(б). Спустя два года семья вернулась в Москву, где Гастелло вновь с отцом устроился на завод строительных машин. Там про будущего героя говорили: «Куда ни поставь, всюду – пример».

Весной 1932 года проходил специальный целевой набор, по которому Николая призвали в Красную Армию и отправили учиться в Луганскую авиашколу. После учебы Гастелло служил в 82-й тяжелобомбардировочной эскадрилье 21-й авиабригады, базирующейся в г. Ростов-на-Дону (1933-1938). Начав летать правым лётчиком на четырехмоторных самолетах ТБ-3, Н. Ф. Гастелло с ноября 1934 года уже самостоятельно пилотировал самолёт.

В 1938 году в результате реорганизации части Николай Францевич Гастелло оказался в 1-м тяжелобомбардировочном авиаполку. В 1939 году участвовал в боях на Халхин-Голе. В мае 1939 года он стал командиром звена, а через год с небольшим – заместителем командира эскадрильи. Участвовал в советско-финской войне и операции по присоединению Бессарабии и Северной Буковины к СССР (июнь-июль 1940 года).

Великую Отечественную войну Гастелло встретил в звании капитана и командиром эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиаполка. Лётчики полка стали участниками боевых действий с первого дня войны. И первые же сражения обернулись для них большими потерями. Бомбардировщики летали без истребительского прикрытия. Опыт первых воздушных боев выявил, что тяжелые ДБ-ЗФ, предназначенные для бомбардировки крупных объектов в тылу, на небольшой высоте были очень уязвимы снизу, там не имелось вооружения. По некоторым данным, потери доходили до 15 погибших экипажей в день. На самолетах начали срочно монтировать люковые пулемётные установки. На четвёртый день войны дальние бомбардировщики стали летать уже с четвёртым членом экипажа, занимавшим место в люковой установке. 24 июня оставшиеся лётчики и самолёты полка были объединены в две эскадрильи. Командиром 2-й стал капитан Николай Францевич Гастелло, опытный лётчик, у которого за плечами были сражения за Халхин-Гол и Советско-финская война.

Советский летчик с самого начала войны проявил свое мужество и храбрость. Уже 24 июня 1941 года, во время налета фашистской авиации, он сбил один мощный немецкий самолет «Юнкерс-88» с земли – из стрелковой кабины не успевшего взлететь самолета. Но в памяти потомков остался другой его подвиг, который он совершил 26 июня 1941 года.

Во второй половине дня самолет ДБ-3Ф командира Гастелло был готов к вылету, члены экипажа заняли свои места – командир Николай Францевич Гастелло, штурман лейтенант Анатолий Акимович Бурденюк, радист-стрелок старший сержант Алексей Александрович Калинин. В этот момент прибыл лейтенант Григорий Николаевич Скоробогатый, назначенный дополнительным стрелком.

Гастелло вылетел во главе звена дальних бомбардировщиков (ДБ-3Ф) для нанесения удара в районе Молодечно – Радошковичи по немецким войскам, наступающим на Минск. Наши лётчики обнаружили немецкую колонну, двигавшуюся по шоссе. Снизившись до 400 метров, они сбросили бомбы на танки и автомобили противника. После выхода из атаки Гастелло приказал своим ведомым лейтенантам Воробьёву и Рыбасу возвращаться на аэродром, а сам направился к другой дороге, просёлочной. По ней тоже шла колонна. Снизившись до предельно малой высоты, он прошёл вдоль неё. Стрелки Калинин и Скоробогатый, ведя огонь из пулемётов, вывели из строя 12 автомобилей (включая легковые и штабной автобус). Немецкие зенитки открыли по самолёту огонь. От попадания зенитного снаряда ДБ-3Ф загорелся. Гастелло повернул на свою территорию. Пожар разгорался всё сильнее. Сбить пламя скольжением не удавалось. Капитан направил горящую машину прямо на скопление военной техники противника. Десятки машин были уничтожены на месте от взрыва его самолета. Считается, что экипаж самолета мог бы спастись, но бойцы Гастелло не воспользовались парашютами – все они погибли вместе со своим командиром.

Вернувшиеся с этого боевого задания старший лейтенант Федор Воробьёв и лейтенант Анатолий Рыбас доложили, что бомбардировщик ведущего звена капитана Гастелло был подбит снарядом немецкой зенитки и объятый пламенем врезался в немецкую колонну в районе белорусской деревни Радошковичи. Последнее, что услышали на земле были слова радиста Калинина: «Прощай Роди…», потом последовал страшный взрыв.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.07.1941 Гастелло был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. После войны приказом министра обороны СССР капитан Гастелло Н. Ф. навечно зачислен в списки одного из авиационных полков.

«Огненный таран» – так назвали подвиг Гастелло. Очень скоро он получил широкое освещение в прессе. Во время Великой Отечественной войны и после неё имя Николая Гастелло являлось символом храбрости, отваги и готовности погибнуть за свою родину. Всего за период Великой Отечественной войны было совершено 14 морских таранов, 52 танковых, 600 воздушных и 506 наземных.

В 1951 году по случаю 10-летия подвига останки экипажа Гастелло было решено торжественно перезахоронить. Эксгумацией руководил военком Радошковичей подполковник Котельников. Предполагаемую могилу раскопали. Нашли полуистлевшую планшетку с бумагами… полкового сослуживца Гастелло командира 3-й эскадрильи капитана Александра Маслова и в пластмассовом патроне – медальон стрелка-радиста младшего сержанта Григория Реутова. Экипаж Маслова вылетел на бомбёжку вместе с Гастелло и считался без вести пропавшим. Останки экипажа Маслова без огласки перезахоронили сначала в сквере Радошковичей, а затем на кладбище. Фрагменты бомбардировщика отправили в музеи страны – приписав их к самолёту Гастелло. В центре Радошковичей ему поставили бронзовый памятник, а затем на месте гибели самолёта Маслова – стелу высотой 9 метров с бюстом наверху… опять же Гастелло.

Все эти «нюансы» открылись в 1990-е годы в пору объявленной гласности. В 1992-м после публикаций в СМИ о находках при эксгумации останков экипажа, упавшего возле деревни Декшняны бомбардировщика капитан Александр Маслов, штурман лейтенант Владимир Балашов, основной стрелок-радист младший сержант Григорий Реутов и нижний (люковый) стрелок Бахтурас Бейскбаев были посмертно награждены орденами Отечественной войны 1 степени. А в 1996-м указом президента Ельцина всем четверым присвоили звания Героев России. Эта история породила массу споров о подвиге.

Ряд исследователей подвергает сомнению факты, на которых построена альтернативная версия и отвергают её как полностью несостоятельную. По их мнению: показания офицеров самолёта, летевшего в звене Н. Гастелло, являются главным и неопровержимым свидетельством подвига экипажа Гастелло; обнаруженные останки Маслова и его экипажа свидетельствуют от том, что его самолёт не совершал таран, а врезался в землю на «бреющем» полёте; отсутствие останков экипажа Гастелло свидетельствует о том, что он действительно совершил «огненный таран». В результате взрыва колонны с горючим и боеприпасами ни самолёт, ни останки экипажа невозможно идентифицировать.

Установление истины осложняется тем, что свидетели тарана экипажа Гастелло старший лейтенант Воробьев и лейтенант Рыбас погибли в 1941 году, 207-й полк дальнебомбардировочный авиаполк в сентябре был 1941 года расформирован, многие документы утрачены как в ходе Великой Отечественной войны, так и в послевоенное время.

Сегодня уже не просто узнать, что на самом деле произошло 26 июня 1941 года на дороге Молодечно – Радошковичи. Достоверно выяснить, кто является исполнителем «огненного тарана», не представляется возможным. В истории этот факт остается как пример героического подвига Николая Гастелло.

Кто бы не совершил «огненный таран», любой из экипажей этих самолетов достоин уважения за мужество и героизм. Ценой своих жизней они защитили Родину от фашистских захватчиков.

 

Улица Бурденюка

Этот подвиг был одним из самых известных в истории Великой Отечественной войны как в военный, так и в послевоенный периоды вплоть до распада СССР.

Слава о подвиге Николая Гастелло гремела по стране. Причём только его одного. Об экипаже – полное молчание. В 1947-м драматург Исидор Шток написал пьесу «Гастелло», в которой герой совершил свой «огненный таран» в одиночку – на истребителе. 26 июля 1941 года Гастелло был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Его именем назывались улицы городов, пионерские организации и колхозы, его подвигу были посвящены художественные произведения. Те же, кто погиб вместе с ним, остались в тени – и только в 1958 году посмертно были награждены орденами Отечественной войны I степени. Но в официальной пропаганде упоминали их редко.

Штурманом в экипаже Гастелло был Анатолий Акимович Бурденюк. Собственно говоря, у этого юного героя биография только начиналась: школа, авиационное училище, несколько месяцев службы в бомбардировочном полку, два боя и третий, оказавшийся последним… Ему только-только исполнилось 19.

Бурденюк Анатолий Акимович родился 6 мая 1922 года в посёлке Кармалка, Самарской области в семье крестьянина-середняка. С детства Анатолий был бойкий и способный мальчик. Старался ни в чём не уступать старшему брату. Несмотря на то, что брат был старше почти на три года, он вместе с ним пошёл в школу, когда ему не исполнилось ещё и семи лет. Учился Толя хорошо, переходя из класса в класс.

Ещё в Кармалке однажды Толя увидел летящий самолёт и «заболел» мечтой о полётах в небесах. По-настоящему он задумался о будущем в пятом классе. Тогда газеты и радио земного шара бесперебойно сообщали о челюскинской эпопее. В нашей стране, пожалуй, не было человека, который не следил бы за движением спасательных экспедиций. Анатолий серьёзно задумался о поступлении в авиационное училище. Лётчик должен быть физически развит, должен обладать отличным здоровьем. Анатолий занимался спортом: летом – плаванием, баскетболом, футболом; зимой – лыжами, коньками; записался в стрелковый и авиамодельный кружки. В 1938 году вступил в члены ВЛКСМ.

Анатолий отличался настойчивым и самостоятельным характером. Мечтая стать лётчиком, он весной 1938 года (в это время семья жила уже в г. Свердловске), когда ему не было ещё и 16 лет, не говоря никому ни слова, подал заявление в лётное училище. Несмотря на уговоры родителей о том, что сначала нужно закончить среднее образование, он поступил по-своему. И в октябре 1938 года из 10 класса уехал в Челябинское лётное училище. Заниматься там было нелегко. От вновь принятых курсантов командование училища с первых же дней не скрывало, что трудности встретятся огромные. Приказом Главнокомандующего Военно-Воздушных Сил Красной Армии трёхгодичная программа сокращалась до двух лет. Объяснялось это напряжённостью международной обстановки. Анатолий с увлечением принялся за учёбу. Нелюбимых, скучных предметов для него не существовало. Он даже и не ответил бы на вопрос, что интересней: занятия по самолётовождению или по воздушной стрельбе, теория бомбометания или часы наземной тренировки, когда курсанты в классах на макетах местности разыгрывали предстоящие полёты с использованием карт, бортжурнала, отдельных приборов штурманской кабины. Учился хорошо, был на Доске Почёта. Анатолий закончил училище по первому разряду: из 15 предметов, вынесенных на экзамены, 11 сдал на «отлично» и 4 на «хорошо».

В 1940 году окончил Челябинское военное авиационное училище летчиков-наблюдателей (ныне Филиал Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» в г. Челябинске). 8 августа 1940 года ему было присвоено звание лейтенанта, и он для стажировки был направлен на должность младшего лётчика-наблюдателя в одну из резервных авиационных бригад. Командир полка прочитал характеристику из училища и сказал: «Вы будете служить лётчиком-наблюдателем в четвёртой эскадрилье. Командир её, капитан Гастелло, опытен. Вам, молодому авиатору, у него есть чему поучиться». Здесь Анатолию в течение 3-х месяцев пришлось пройти программу переучивания на двухмоторном самолёте ДБ-3. А 31 октября его перевели в 207 авиационный полк 42-й авиационной дивизии. «Теоретическую программу усвоил отлично. Штурманское дело любит и знает. Полётные упражнения по штурманской подготовке выполняет хорошо», – с такой характеристикой поехал лейтенант Бурденюк из резервной бригады к новому месту службы.

За полгода Анатолий под командованием Гастелло, которого он сопровождал почти во всех полётах, прошёл большую школу. Неоднократно при разборе полётов Гастелло отмечал чёткость работы, правильные тактические выводы, предложения Анатолия. Он делом оправдывал слова характеристики: «Штурманское дело любит. В воздухе работает уверенно, ориентируется хорошо. Дисциплинирован».

В личном деле Анатолия Бурденюка появились строки: «С 6 декабря 1940 года по 5 января 1941 года использовал очередной отпуск за 1940 год». Это была предпоследняя запись в графе «прохождение службы», а последней – «сбит зенитной артиллерией 26 июня 1941 года, загоревшийся самолёт командир эскадрильи капитан Гастелло Н.Ф. направил в группу танков противника» – Анатолий уже не видел.

Улица имени Анатолия Бурденюка находится в Курчатовском районе города Челябинска. Когда-то этот жилой массив назывался просто «Городок-11» или в обиходе – городок ЧВВАКУШ. Бурденюк А. А. внесен в списки личного состава Челябинского высшего военного училища штурманов. Его имя носит школа №28.

 

Улица Расковой

Марина Раскова (в девичестве – Малинина) родилась 28 марта 1912 года в семье артиста оперы и учительницы. Марина училась на детском отделении в Московской консерватории. Ей пророчили будущность оперной певицы. Окончила 9 классов. Работала практиканткой в лаборатории анилинокрасочного завода. В апреле 1929 года вышла замуж за инженера этого же завода Сергея Ивановича Раскова и прервала работу до октября 1931 года вследствие рождения дочери Татьяны.

С 1932 года – лаборантка аэронавигационной лаборатории Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. В 1934 году окончила Ленинградский институт инженеров гражданского воздушного флота, стала штурманом. В 1935 году окончила школу лётчиков. В эти годы Марине Расковой довелось принимать участие в первомайских воздушных парадах над Красной площадью. Она занималась расчётами построения колонны самолётов во время парада.

Свой первый рекордный полёт с Валентиной Гризодубовой Марина Раскова совершила осенью 1937 года из Москвы в Актюбинск. Девушки пролетели 1444 км, побив установленный американками женский рекорд полёта по прямой (800 км). В июле 1938 года вместе с Полиной Осипенко и Верой Ломако Раскова участвует в полёте по маршруту Севастополь-Архангельск. Это был необычный рекорд: гидросамолёт пролетел из Чёрного моря в Белое, преодолев расстояние больше чем в 2400 км. За этот полёт лётчицы были награждены орденами Ленина.

24-25 сентября 1938 года на самолёте АНТ-37 «Родина» (командир – В. С. Гризодубова, второй пилот – П. Д. Осипенко) совершила беспосадочный перелёт Москва – Дальний Восток (село Керби) протяжённостью 6450 км (по прямой – 5910 км). В ходе перелёта был установлен женский мировой авиационный рекорд дальности полёта, после чего самолёт взял курс на Комсомольск-на-Амуре, куда долететь ему не удалось из-за нехватки топлива.

Была совершена вынужденная посадка на фюзеляж (без выпуска шасси), от чего могла пострадать кабина штурмана. Штурман Раскова по приказу Гризодубовой выпрыгнула с парашютом в тайгу, имея всего две плитки шоколада в кармане. Пытаясь выбраться из тайги, девушка тонула в ледяных реках, выстрелами отпугивала диких животных. 50 экипажей было брошено на ее поиски и только спустя 10 дней Марину нашли. Едва живую. Но не упавшую духом. Самолёт АНТ-37 «Родина» был впоследствии спасён, его перегнали в Комсомольск-на-Амуре, где он находился в эксплуатации в годы Великой Отечественной войны.

За выполнение этого перелёта на АНТ-37 «Родина» и проявленные при этом мужество и героизм Гризодубова, Раскова и Осипенко получили звание Героев Советского Союза. Это звание было присвоено женщинам впервые в истории.

Большинство женщин – лётчиц, штурманов, техников пришли в то время в авиацию именно за Расковой, вдохновленные ее полетами. Её победами, её устремленностью. Эта красивая женщина стала легендой, кумиром для целого поколения.

Когда началась Великая Отечественная война, девушек-летчиц на фронт не брали. Раскова использовала своё положение и личные контакты со Сталиным, чтобы добиться разрешения на формирование женских боевых частей. 15 октября 1941 года с одобрения Ставки ВГК и с поддержкой Центрального комитета ВЛКСМ в городе Энгельсе сформировала из лётчиц, подготовленных аэроклубами, школами Гражданского воздушного флота и Осовиахима, авиагруппу из трёх женских авиаполков: 586-го истребительного (Як-1), 587-го бомбардировочного (Пе-2) и 588-го ночного бомбардировочного (По-2), последний носил неофициальное название – «Ночные ведьмы». Позднее Раскова была назначена командиром 587-го бомбардировочного авиаполка.

Работа по формированию полков, обучению лётчиц потребовала от Марины Расковой неимоверного напряжения всех сил. Приходилось работать в любое время дня и ночи, без выходных и спать не более четырёх часов в сутки. Сложные погодные условия застали самолёт М. Расковой на пути в Сталинград, куда был переброшен её полк. Она погибла 4 января 1943 года. Ей было всего лишь тридцать.

 

Улица Луценко

Жизнь Василия Денисовича Луценко как вспышка молнии – короткая, но яркая. Он родился 24 декабря 1923 года в селе Крупское Сеслевского сельсовета Каракульского района Челябинской области в крестьянской семье. В 1932 году семья Луценко переезжает в Челябинск.

В 1938 году Василий закончил 8 классов в средней школе № 23 и поступил в вечернюю школу, а днём учился в аэроклубе ОСОАВИАХИМа. После окончания учёбы в Челябинском аэроклубе в 1940 году он поступил учиться в военную школу лётчиков города Чкаловск (ныне город Оренбург), которую закончил в июле 1942 года.

С 30 сентября 1942 года Василий Луценко в действующей армии в составе 503-го штурмового авиационного полка 206-й штурмовой авиадивизии. Ему было 19, когда он попал на фронт, и вскоре – под Сталинград. Потом было освобождение Украины, Крыма. Свою первую награду – орден Красной Звезды – получил в 1943 году.

В наградном листе сказано: «На Сталинградском фронте мл. лейтенант Луценко совершил 3 успешных боевых вылета на самолёте Ил-2 на штурмовку войск противника, при этом уничтожил 1 танк, 3 автомашины с грузами, 6 повозок с боеприпасами и до 40 чел. солдат и офицеров. На Северо-Кавказском фронте произвёл 10 успешных боевых вылетов. 6 июня 1943 г. при штурмовке вражеской техники исключительно точно сбросил бомбы и РС по центру скопления автомашин и танков. При выходе из пикирования был атакован парой истребителей Ме-109, в результате чего был ранен воздушный стрелок, полностью разбит киль, заклинен руль поворота. Несмотря на неуправляемость самолёта, мл. лейтенант Луценко, напрягая все силы, довёл самолёт до своего аэродрома и, так как из-за повреждения нельзя было сделать разворот с прямой, произвёл посадку». В 1943, 1944 годах Луценко дважды награжден орденом «Красное Знамя».

К званию Герой Советского Союза заместитель командира эскадрильи, он же штурман эскадрильи 503-го штурмового авиационного полка (206-я штурмовая авиационная Мелитопольская Краснознамённая дивизия) лейтенант В. Д. Луценко был представлен 4 сентября 1944 года. В представлении указано: «За период Отечественной войны с сентября 1942 г. на Сталинградском, Северо-Кавказском, Южном, 4-м Украинском и 3-м Белорусском фронтах произвёл 116 боевых вылетов на штурмовку поля боя, переправ и аэродромов противника, участвуя во взаимодействии с наземными войсками при наступлении в прорыве укреплённой линии обороны противника на реке Миус, Молочной, под Николаевым, и на Сиваше, выполняя задание по штурмовке войск противника в Таганроге, Донбассе, Мелитополе, Николаеве и Севастополе. Лейтенант Луценко отличный лётчик-штурмовик, при выполнении заданий проявляет находчивость, в боях дерзок и настойчив: никогда не возвращался на свой аэродром, не выполнив задания».


За отличную боевую работу и проявленные образцы героизма и мужества в бою Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года лейтенанту Луценко Василию Денисовичу присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5934).

Всего за годы войны В. Д. Луценко совершил 148 боевых вылетов, лично сбил 2 самолёта противника. Участвовал в параде Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве.

После окончания войны Луценко продолжил службу в Советской Армии. В сентябре 1946 года он окончил Липецкую высшую офицерскую лётно-тактическую школу ВВС. В 1946 году правительством принимается решение о создании Государственного центрального полигона МВС для обеспечения испытаний и исследований ракетного управляемого вооружения (РУВ). В его составе предусматривалось формирование 2-го авиационного управления и 27-го отдельного смешанного испытательного авиационного полка (ОСИАП). С октября 1946 года В. Д. Луценко служит лётчиком-испытателем эскадрильи разведчиков и корректировщиков 27-го ОСИАП на Ахтубинском полигоне, испытывает новейшее авиационное вооружение, в том числе ракетное.

Трагически погиб в авиакатастрофе 30 июня 1948 года. Ему не было и 25 лет... Похоронен на Лесном кладбище Челябинска, рядом с памятником Скорбящей матери.

В Челябинске его имя носит одна из улиц и гимназия № 23, на здании которой установлена мемориальная доска с его именем.

 

Улица Талалихина

За прожитые 23 года этот саратовский парень успел пройти две войны и вырасти в опытного летчика, имевшего в своем послужном списке 10 воздушных побед. Он совершил один из первых воздушных таранов Великой Отечественной, получил Золотую Звезду Героя Советского Союза под номером 347 и превратился в настоящего идола советской молодежи, стремившейся прожить жизнь так, как Виктор Талалихин.

Виктор родился 18 сентября 1918 года в селе Тепловка Вольского уезда Саратовской губернии, став «последышем». Родители жалели и любили малыша, который фактически заменил им самого старшего, погибшего в годы Гражданской войны. В 1933 году отец, в поисках лучшей доли, перевез семью в Москву. 15-летний Виктор поступил в училище при московском (микояновском) мясокомбинате, на который сразу же и пошел работать в 1937 году.

Но небо манило его к себе. Этому в немалой степени способствовали и судьбы старших братьев. Александр служил бортовым механиком, Николай – морским пилотом. И в свободное от работы и участия в драмкружке время Виктор посещает аэроклуб, приобретая общие навыки управления аэропланом и прыжков с парашютом.

После призыва в армию Виктор изъявил желание стать военным летчиком и был направлен в Борисоглебскую военную школу, которую с успехом окончил в 1938 году. Надо учесть, что рост Талалихина составлял всего 155 см, его по жизни сопровождало прозвище «Малыш». Его даже не хотели допускать к самолетам, но не на того, как говорится, напали.

Молодому пилоту доверили управлять несколько устаревшим бипланом И-153 «Чайка». Боевую машину он освоил в совершенстве, что очень помогло младшему лейтенанту Талалихину в период советско-финской войны. На устаревшем истребителе с открытой и продуваемой всеми ветрами кабиной молодой летчик совершил 49 боевых вылетов и сбил 4 вражеских самолета, за что его представили к награждению орденом Красной Звезды.

В начале 1941 года Виктор Талалихин нес службу в городе Клин Московской области, исполняя обязанности заместителя командира авиационной эскадрильи 177-го истребительного авиаполка. Теперь он летал на И-16, зарекомендовавшем себя лучшим истребителем испанской кампании, но стремительно устаревавшем на фоне новейшей немецкой техники.

22 июля 1941 года состоялся первый авианалет на Москву. Прорваться к столице днем у фашистов не было практически никаких шансов, и они предпринимали попытки ночных бомбардировок, подлетая к городу с различных сторон. Советское командование поставило перед истребителями 177-го авиаполка задачу полностью перекрыть один из секторов московского неба, не допуская подлёта к столице вражеских бомбардировщиков. По сигналу тревоги в воздух поднимались только наиболее подготовленные летчики, способные ориентироваться и вести бой в ночном небе. Нужно было не только обнаружить и уничтожить немецкие бомбардировщики «Юнкерс», «Хейнкель» и «Дорнье», но и не попасть под огонь наземных средств своей же противовоздушной обороны. Виктор Талалихин сразу же продемонстрировал себя виртуозом воздушного боя, умело лавировавшим между трассирующими очередями зенитных снарядов, а также выстрелами вражеских пушек и пулеметов.

Звездный час молодого летчика наступил в ночь на 7 августа 1941 года, когда в небе над современным Домодедовским районом Москвы Виктор Талалихин обнаружил бомбардировщик «Хейнкель-111» немецкого лейтенанта И. Ташнера. Это были два достойных соперника, умело уходящие от взаимных атак. Достаточно быстро наш летчик израсходовал боезапас. По инструкции ему следовало немедленно возвратиться на базу, но тогда бы фашист беспрепятственно сбросил свои бомбы на мирных жителей Москвы. И советский парень, которому даже не исполнилось 23 лет, решил пожертвовать своей жизнью ради Родины. Он направил истребитель в сторону вражеского бомбардировщика и не позволил тому увернуться от удара. Винт нашего истребителя буквально срезал хвостовое оперение фашиста. Не остановили героя даже прямые пулеметные очереди, одна из которых нанесла ему серьезное ранение в руку.

Талалихин чудом остался жив. Уже из несущихся к земле обломков своего самолета Виктор выпрыгнул с парашютом, благополучно приземлившись в воды речки Северки. Хороший спортсмен умел плавать, а на берегу его подобрали местные жители. Утром 7 августа Иосифу Сталину доложили о подвиге советского пилота, а уже днем из сводки Совинформбюро страна узнала имя героя, совершившего первый ночной таран в истории Великой Отечественной войны (некоторые историки оспаривают первенство Талалихина, но это не делает его подвиг менее значимым). 8 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Виктору Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В тот же день его пригласили для участия в съемках «Боевого киносборника № 4», где молодой парень с правой рукой на перевязи стал партнёром самой Любови Орловой.

К сожалению, жизнь героя оказалась недолгой. 27 октября 1941 года, во время боя около Подольска, выпущенная врагом пуля попала летчику прямо в голову. Об этом стало известно после обследования обломков упавшего самолета, который неожиданно вышел из воздушного боя и врезался в землю.

В своем последнем бою Виктор успел сбить шестой самолет фашистов, доведя общий счет своих воздушных побед до гроссмейстерской отметки 10. Ему оставалось две недели до свадьбы…

Виктора Талалихина был похоронен в колумбарии Донского кладбища, в 1959 году при организации памятника «Герои Московской битвы» прах был перенесён и захоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В 1948 году зачислен навечно в 1-ю эскадрилью 177-го истребительного авиаполка. В 2014 году специальная поисковая группа обследовала подмосковные леса, где удалось обнаружить обломки истребителя И-16, на котором за 73 года до этого Талалихин совершил первый ночной таран, и установить на этом месте памятный знак.

 

Печальная судьба постигла многие тысячи молодых, здоровых, крепких парней и девушек. Большинство успели лишь получить школьные аттестаты. Какие планы они строили, сколько хотели сделать, узнать, увидеть… Но для них будущее окончилось, не успев начаться. Война!!! Страшное, черное слово. Война никого не щадит, ни молодых, ни старых, ей всё едино, ей нужны жертвы. И чтобы остановить этого жуткого монстра, солдаты нашей страны вступили с ним в бой, не жалея своих жизней, отдавая себя без остатка. Каждый из них совершил величайший подвиг, подвиг во имя жизни!