Печать
Категория: ПредпоЧтения
Просмотров: 798

Новый роман Евгения Водолазкина «Авиатор» 

Evgeniy VodolazkinВ последние три-четыре года в современной русской литературе сильно проявляется историческая тенденция. Писатели стремятся осмыслить события прошлого (главным образом, советского), взглянуть на них свежим взглядом, оценить их значение для самих себя и своих современников. Началось все, пожалуй, с «Обители» Захара Прилепина, ставшей в 2014 году лауреатом премии «Большая книга». Затем появились «Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной (тоже, кстати, лауреат «Большой книги»), «Лестница Якова» Людмилы Улицкой, «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича и другие произведения. Монументальные, образные, вкусно написанные – они позволяют прочувствовать дух эпохи, взглянуть на нее глазами конкретных людей, ощутить все их радости, страхи и горести…

 

Сегодня я хочу рассказать об одной из таких книг – новом романе Евгения Водолазкина «Авиатор». Это, если можно так выразиться, новейшая история России глазами размороженного человека. Главный герой романа – молодой, тридцати с небольшим лет от роду Иннокентий Платонов. Он приходит в себя в больнице и понимает, что не может вспомнить ничего, даже своего имени. Спасший его доктор Гейгер предлагает ему вести дневник, фиксировать все посетившие его воспоминания. Казалось бы, ничего особенного – мало ли в наши дни историй о людях, переживших катастрофы и пытающихся заново вернуться в жизнь.

 

Но по мере того, как герой восстанавливает свое здоровье и свою память, как его воспоминания из случайных и отрывочных становятся цельными и осязаемыми, мы пониманием его необычность. Ведь этот человек родился в 1900 году, провел детство и юность в дореволюционном Петербурге, вкусил лишений и нервозности жизни в коммунальной квартире 1920-х, был влюблен в авиацию и восхищался первыми русскими героическими летчиками, испытал радость влюбленности и горечь предательского доносительства, а в конце жизни стал участником эксперимента НКВД по заморозке людей во имя вечной жизни правящей верхушки. Это было очень рискованно – выживания никто не гарантировал, а бонусом была только возможность пожить несколько дней в относительной сытости, тепле и покое.

 

Evgeniy Vodolazkin AviatorНо Платонов чудом пережил этот эксперимент, был разморожен уже в конце 1990-х, а с помощью Гейгера и возлюбленной Анастасии (внучки той Анастасии, которую он любил в юности) еще и восстановил свою память и свое я. Он даже сумел на какое-то время закрепиться в новом мире, привыкнуть к новым скоростям и новым технологиям и даже побыть авиатором, пусть и не в прямом смысле этого слова. А еще он стал знаменитостью, неоднократно приглашался на телевидение, где делился своим мнением о первых годах советской эпохи и о современности. Мнение это, кстати, не было острым, резко критическим. Платонов не обвинял советскую систему в своих страданиях, считал, что происходившее тогда было закономерно, являлось карой за народные прегрешения (какие именно, он, правда, сказать не смог).

 

Такое отображение истории – узкое, субъективное – не лишено недостатков. Все-таки, судьба Платонова – это редкий, если не уникальный случай, не дающий полного представления о прошлом. Но на мой взгляд, такая узость роману в плюс. Ведь воспоминания отдельно взятого человека (в равной степени вымышленного и реального, имеющего полное право на существование), свидетеля, участника и жертвы нескольких эпох – самые ценные, самые интересные, избавленные от сухих, формальных общих мест. Читая книгу, я вместе с героем гулял по дореволюционному Петербургу и пил чай из самовара на даче, сбивал транспаранты и мечтал однажды полететь на самолете, радовался минутам общения с любимой и страдал от мучительной невозможности вновь увидеть живыми своих близких. А также приоткрывал новые грани истории нашей великой и многострадальной страны, понимал, как события первой трети века сказывались не на государстве в целом, а на конкретных людях.

 

К тому же, если хочется иметь перед глазами более цельную историческую картину, можно почитать и другие произведения, созданные подобным образом (см., к примеру, первый абзац). Отдельно взятые кусочки прошлого, отображаемые в этих книгах, в совокупности способны составить вполне объемную и разностороннюю картину истории нашей страны. Хватило бы только времени если не все, то многие из этих книжек прочитать…

 

 

Водолазкин, Е. Г. Авиатор/ Евгений Водолазкин. – М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. – 410 с. – (Новая русская классика).

 

В скором времени эта книга пополнит фонды Челябинской областной юношеской библиотеки