Печать
Категория: ПредпоЧтения
Просмотров: 3121

Впечатления от книги нобелевского лауреата 2012 года по литературе Мо Яня “Страна вина”.

 

В 2012 году Нобелевскую премию по литературе получил китайский писатель Мо Янь. Нобелевскому комитету понравился его “галлюцинаторный реализм, позволяющий смешать воедино сказку, историю и современность”. Издательство “Амфора” назвало это произведение самой яркой и колкой сатирой в современной китайской литературе. Сам же Мо Янь добавил, что его роман понравится тем читателям, кому понравился “Мастер и Маргарита” Михаила Булгакова.

Я лично по прочтении книги вышеуказанных восторгов не разделил. Нет, роман читать можно, и можно даже удовольствие от этого процесса получить (особенно когда не с чем сравнивать), но ярких впечатлений он у меня не вызвал.

 

Сатира Мо Яня, на мой взгляд, не отличается яркостью и колкостью (особенно в сравнении с сатирой Булгакова, Салтыкова-Щедрина и Гоголя). Единственной ее жертвой в “Стране вина” является следователь Дин Гоуэр. Он расследует случаи поедания маленьких детей в шахте Лошань, но ему всячески мешают - заговаривают зубы, откровенно спаивают, строят интриги... Несколько раз следователь оказывается лежащим без сознания, и повествование ведется от имени этого самого сознания. В итоге, толком ничего не выяснив (но успев вкусить приготовленного ребенка - или не ребенка?), бедолага тонет в куче мусора, ибо не положено системе и традиции вызов бросать. В целом же детективная линия романа развивается туманно и неопределенно - видимо, это и заставило Нобелевский комитет говорить о галлюцинаторном реализме.

Вполне возможно, что на сатиричность претендуют и культ вина с культом еды. При их описании Мо Янь регулярно обращается к китайской мифологии, народным сказаниям (в частности, к многовековой традиции сбора гнезд ласточек). Но все это далеко от российских реалий, и относишься к этому (даже к поеданию детей и к нормальности, исконности этого явления) равнодушно. Единственное, что меня действительно растрогало - это эпизод с осликом, попавшим в яму и лишившимся копыта. Вместо того чтобы помочь ему, его добивают, так как ослиные копыта являются первоклассным деликатесом. Но это следствие влияния документальных фильмов BBC.

 

В том, что “Страна вина” придется по душе поклонникам “Мастера и Маргариты”, я тоже не уверен. В обеих книгах имеют место демонизм элиты, и беседы на литературную и окололитературную тематику, и бессилие обычного человека перед существующим порядком. Но на мой взгляд, уж слишком по-разному Мо Янь и Булгаков пишут, чтобы ставить эти произведения в один ряд; к тому же булгаковское творение заставляет трепетать, а “Страна вина” воспринимается только как сухой литературный факт, чрезвычайно раздутый присуждением Нобелевской премии. Впрочем, кого из нобелевских лауреатов по литературе последних лет можно назвать чем-то большим, чем просто литературный факт?

 

Конечно, не все так грустно со “Страной вина”. Тут есть и описание китайского быта, и экскурс в китайскую классическую и современную литературу, и описание кулинарных традиций, не ограничивающихся насилием над ослами и отношением к маленьким детям как к похожим на людей животным, талантами повара превращающимся в первоклассные деликатесы. Это своеобразная энциклопедия китайской жизни, провоцирующая более подробное знакомство с этим таинственным явлением. Но давать за это Нобелевскую премию по литературе - все-таки весьма спорное решение.

 

Мо Янь. Страна вина: роман. - СПб.: Амфора, 2012. - 446 с. - (Серия “Будущие нобелевские лауреаты”).