Печать
Категория: ПредпоЧтения
Просмотров: 3308

Спецвыпуск журнала "Иностранная литература", посвященный швейцарскому литературному процессу

 

Я вообще крайне редко читаю толстые литературные журналы. Но мимо 11-го номера журнала "Иностранная литература" за этот год пройти не смог. Это спецвыпуск, посвященный современному швейцарскому литературному процессу и швейцарскому же литературному наследию. Я очень интересуюсь этими явлениями с тех пор, как познакомился с творчеством талантливого, острого, злободневного писателя, драматурга, эссеиста Фридриха Дюрренматта и остался этим очень доволен. 

 

 

Вниманию читателей журнала предлагаются переведенные с немецкого, итальянского и французского языков рассказы, повести, стихи, поэмы таких авторов, как Герхард Майер, Анн-Лу Стайнингер, Франц Холер, Урс Аллеманн, Джорджо Орелли, Шарль-Альбер Сангрия, Коринна Бий и многие другие. Ни одного из этих имен я не слышал, так что новые эмоции разного рода моему организму были обеспечены. Поэтическую составляющую я практически не смотрел, ибо не любитель. Но думаю, что ценители найдут для себя что-то стоящее и полезное. А вот с прозаической составляющей я ознакомился в полном объеме. Не всегда, правда, удавалось понимать, о чем именно идет речь. Причиной тому было чтение журнала сидя не в кресле-качалке под теплым пледом, а главным образом в салонах общественного транспорта и маршрутных такси.

 

Открывавший номер роман Герхарда Майера "Бородино" нагнал на мой организм тоску. Ну встретились сослуживцы бывшие, повспоминали боевое прошлое и ушедших товарищей, некоторые еще пообсуждали "Войну и мир" Льва Толстого... К чему все это и зачем, мой организм не понял и предпочел вычеркнуть из памяти встречу с данным произведением. Зато он сильно попереживал по поводу рассказа Анн-Лиз Гробети "Сдохни, мерзкая тварь" - про больную девочку, которая видит мир странным и поэтичным, и ее мать, желающую избавиться от дочери как неугодной обузы. Ибо если уж обзавелся ты дитятей, считает мой организм, то терпи, вкладывай в него максимально возможное количество сил, любви, заботы; а если ты на это не способен, то вовсе детьми не обзаводись.

 

Особенное наслаждение нам с организмом доставили "Короткие рассказы" Аурелио Булетти, повествующие о нелегкой и полной курьезов жизни привидений, неприятных последствиях обладания кулинарными талантами, возможностями продвижения книги и чтения в среде байкеров и многом другом. Написаны эти прозаические миниатюры легким, приятным, понятным и взрослым, и детям языком; прочитать их можно быстро, но делать это было неохота, хотелось посмаковать. Такие же эмоции вызвал философский рассказ Франца Холера "Камень" - о том, как грандиозны природные и человеческие процессы и какую роль в их течении играет камень, безвольный, не способный думать, помнить, мечтать, надеяться, не испытывающий никаких ощущений кроме тех, что организуют ему внешние силы.

 

Любопытными, но не вызывающими каких-либо бурных эмоций показались произведения классиков швейцарской литературы Коринны Бий "Россия, моя спящая любовь" (впечатления автора от путешествий по Советскому Союзу, не имеющие отношения к тогдашней действительности сгустки образов и пунктиры мыслей) и Петера Штамма "Дачники" (приключение специалиста по творчеству Максима Горького в приговоренной к сносу, но незаконно оккупированной гостинице, с легким налетом романтики и авантюризма).   

 

Остальные произведения ничем практически не запомнились. Возможно, недонастрой моего организма на серьезное, вдумчивое чтение послужил причиной нестопроцентной удовлетворенности журналом. Но перечитывать его я пока что не буду, хоть это и лишит меня возможности переосмыслить непонятые тексты. Все-таки журнал не мой личный, а числится на абонементе Челябинской областной юношеской библиотеки, и негоже других ее пользователей лишать возможности соприкоснуться со швейцарской литературой.