Печать
Просмотров: 726

В рамках проекта «Эшелон Победы», работа по которому ведется в ГКУК ЧОБМ в Год Памяти и славы, мы продолжаем серию онлайн-публикаций «Их имена в названиях улиц…», посвящённых героям Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Челябинска.

Наш город в годы войны прославился не только созданием боевой техники, но и подвигом десятков тысяч солдат, сражавшихся в действующей армии. Вторая публикация серии посвящена улицам, которые называются в честь танкистов, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны…

 

Мчатся танков уральских громады,

Вражью силу бросая в дрожь

(И. Овчинин)

 

Улица Танкистов

Улица Танкистов протянулась от улицы Бажова до проспекта Ленина. Её длина – 4230 метров, она одна из самых протяжённых в Тракторозаводском районе г. Челябинска. Улица названа в честь челябинских танкистов, защищавших нашу страну от фашистских захватчиков.

На Урале, как и в других районах страны, формировались и отправлялись на фронт воинские соединения и части, в том числе и танковые бригады. Одним из самых значительных начинаний молодёжи нашей области в годы Великой Отечественной войны было формирование танковой колонны имени Челябинского комсомола. Комсомольцы и молодые рабочие Челябинского абразивного завода обратились к сверстникам с призывом начать сбор средств на её строительство. Всего удалось собрать 11,5 миллиона рублей.

Инициатива челябинских комсомольцев приобрела всесоюзное значение. 18 января 1942 г. газета «Комсомольская правда» писала: «Челябинцы сдали заказ на танки! Кто следующий? Очередь за вами, комсомольцы Сибири, Алтая, Закавказья, Средней Азии, Дальнего Востока…». Призыв был подхвачен молодёжью г. Свердловска и Казахстана, развернувшей работу в этом направлении весной и летом 1942 г.

В феврале 1942-го был издан приказ директора Челябинского Кировского завода о строительстве танковой колонны. Каждую деталь, идущую на сверхплановый танк, маркировали буквами «ЧК». Работали сверхурочно, и к концу месяца танкостроители рапортовали о выполнении заказа. Было собрано 29 танков «КВ». На лобовой броне каждого находилась эмблема – комсомольский значок и надпись «Челябинский комсомолец». В танковую бригаду были отобраны 125 лучших комсомольцев.

27 мая 1942 года приказом наркома обороны СССР формированию было присвоено имя 96-й танковой бригады имени Челябинского комсомола. Боевое крещение она получила уже летом этого же года под Воронежем. Челябинцы участвовали в Курской битве, боях за Украину, Болгарию. За освобождение города Шумена танковой бригаде было присвоено почетное наименование Шуменской. 96-я танковая бригада закончила войну в столице Болгарии – Софии.

Особую страницу в истории Великой Отечественной войны занимает Уральский добровольческий танковый корпус. С давних пор существовал у уральских казаков обычай: посылать на войну своих представителей на своих конях, со своим оружием. Теперь уральцы решили послать воинов, снабдив их танками, артиллерией, пулемётами, бронемашинами.

Уральский добровольческий танковый корпус – это единственное в мире танковое соединение, полностью созданное на средства, добровольно собранные жителями трех областей: Челябинской, Свердловской и Молотовской (ныне – Пермский край). Государство не потратило на вооружение и оснащение этого корпуса ни одного рубля. На народные деньги были не только построены боевые машины, но и выкуплено у государства необходимое оружие, обмундирование, буквально всё. Все боевые машины были построены уральскими рабочими сверхурочно, после окончания основного рабочего дня.

Жители Челябинской области собрали свыше 56 миллионов рублей. 60 танков «Т-34», орудия, минометы, ремонтные базы, всё от боевых машин до гимнастерок было приобретено для Челябинской танковой бригады на эти средства. Даже школьники, сдавая макулатуру и металлолом, собрали деньги на танк «Пионер».

В январе 1943 года в трёх областях был объявлен набор добровольцев в Уральский корпус. К марту было подано свыше 110 тыс. заявлений – в 12 раз больше, чем было необходимо. В самом Челябинске из 23 тысяч заявлений с просьбой отправить их на фронт в составе добровольческой танковой бригады одобрили только тысячу.

Добровольцы представляли лучшую часть коллективов трудящихся, среди них было много квалифицированных рабочих, специалистов, руководителей производства, коммунистов и комсомольцев. Понятно, что всех добровольцев отпустить на фронт было невозможно, так как это нанесло бы ущерб производству. Поэтому устроили жёсткий отбор: наиболее умелых и подготовленных, самых физически крепких и выносливых, не старше 40 лет. Парткомы, завкомы, специальные комиссии нередко отбирали по одному из 15-20 достойных кандидатов с условием, чтобы коллектив рекомендовал, кем заменить уходящего на фронт. Отобранные кандидаты рассматривались и утверждались на рабочих собраниях. Отправиться на фронт смогли лишь 9660 человек. Всего у 536 из них был опыт боевых действий, остальные взяли в руки оружие впервые.

В составе Уральского добровольческого корпуса была сформирована 244-я танковая бригада (так она именовалась сначала, позднее была переименована в 63-ю Челябинскую танковую бригаду). 9 мая 1943 года бойцы и командиры танковой бригады выстроились в центре Челябинска на улице Кирова около центрального почтамта.

Конечно, 9 мая 1943 г. никто из челябинцев не знал, что этот майский день станет одним из самых светлых советских праздников, но то утро было торжественным. Тысячи людей собрались, чтобы проводить добровольцев на фронт. Танкистам был вручен наказ «не опозорить русскую воинскую славу», подписи под которым поставили тысячи южноуральцев.

Свой первый бой уральские танкисты приняли 27 июля 1943 года под Орлом, в самом пекле войны, во второй фазе Курской битвы. Там впервые и встретились уральцы с врагом.

Уральский танковый корпус известен тем, что специально для него в Златоусте было выпущено 3356 финских ножей («чёрные ножи»). Танкисты получили ножи НР-40 – «Нож армейский образца 1940 года». По виду ножи отличались от стандартных: рукояти у них были сделаны из черного эбонита, металл на ножнах был воронёным. Подобные ножи ранее входили в экипировку десантников и разведчиков, в некоторых подразделениях их вручали лишь за особые заслуги. Эти короткие клинки с черными рукоятками, находившиеся на вооружении наших танкистов, стали легендарными и внушали врагам страх и уважение. «Schwarzmesser Panzer-Division», что переводится как «Танковая дивизия черных ножей» – так назвала немецкая разведка Уральский корпус на Курской дуге летом 1943 года. В листовках немецкое командование предупреждало своих солдат: «Внимание! Внимание! На нашем фронте появилась дикая дивизия с чёрными ножами».

История донесла отрывочные характеристики, которые германские солдаты дали бойцам УДТК: «Перед нами опять появились уральские черти. Мы слишком хорошо знаем их по прежним боям, они… упорные и сражаются даже тогда, когда тяжело ранены», – написал в личных записках солдат вермахта Г. Берг.

Прозвище, данное им гитлеровцами, уральские танкисты восприняли с гордостью. В 1943 году Иван Овчинин, позже погибший в боях за освобождение Венгрии, написал песню, которая стала неофициальным гимном «Дивизии чёрных ножей». В нём были и такие строки:

Шепчут в страхе друг другу фашисты,

Притаясь в темноте блиндажей:

Появились с Урала танкисты –

Дивизия чёрных ножей.

 

Уже через три месяца после ввода в боевые действия приказом Народного комиссара обороны СССР № 306 от 26 октября 1943 года 30-й Уральский добровольческий танковый корпус за храбрость бойцов и танкистов проявленную в бою был преобразован в 10-й гвардейский Уральский добровольческий танковый корпус. Всем частям корпуса было присвоено наименование гвардейских.

От Орла до Праги соединения и части корпуса преодолели свыше 5500 километров, приняв участие в Брянской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Силезской, Берлинской, Пражской наступательных операциях. День Победы корпус встретил в столице Чехословакии.

За время войны личный состав формирования проявил исключительное мужество и героизм. Осенью 1945 года УДТК получил звание 10-й гвардейской Краснознамённой Уральско-Львовской танковой дивизии. Знамя дивизии украшали ордена Октябрьской Революции, Суворова и Кутузова, а также ей присвоено имя маршала Советского Союза Малиновского. Всего за годы войны воинам корпуса вручено 42 368 орденов и медалей, 27 солдат и сержантов стали полными кавалерами орденов Славы, 38 гвардейцам корпуса присвоено звание Героя Советского Союза.

Имена и боевые подвиги танкистов-добровольцев золотыми буквами вписаны в историю Второй мировой войны, увековечены в памятниках, на обелисках и стелах.

 

Среди тех, кто уходил на фронт в составе Челябинской танковой бригады 9 мая 1943 года, были механик-водитель Фёдор Сурков, стрелок-радист Александр Марченко, санинструктор Константин Рождественский. Их имена, ставшие названиями челябинских улиц, вписаны в одну из наиболее ярких глав боевой летописи 63-й Челябинской танковой бригады.

 

Улица Марченко. Улица Суркова

Фёдор Сурков воевал на танке Т-34 «Гвардия» под командованием лейтенанта Александра Додонова в одном экипаже вместе с Александром Марченко и башенным стрелком Николаем Мельниченко.

Родился Фёдор Сурков 28 декабря 1913 года в деревне Зиновка в Мордовии. Окончил 7 классов, школу фабрично-заводского ученичества. В 1936-1940 годах проходил действительную службу в Красной Армии. Служил в бронетанковых войсках механиком-водителем танка. Участвовал в боях на Халхин-Голе и в войне с Финляндией. После демобилизации работал на Сталинградском тракторном заводе. Позже переехал в Челябинск и работал в строительном тресте №42, на Челябинском тракторном заводе.

Александр Марченко родился в 1913 году в семье обычного каменщика в городе Глухов Сумской области Украины. Закончил семь классов школы, а затем стал студентом Черкасского техникума дорожного строительства. Затем работал по специальности, служил в армии, откуда был уволен в запас. С конца 1930-х годов работал инженером-железнодорожником на Магнитогорском металлургическом комбинате. В первый же день войны подал заявление с просьбой отправиться на фронт, но просьбу военкомат отклонил – «путейцы больше требовались в тылу». Александр Порфирьевич хоть и был молод, но уже возглавлял в Магнитогорске изыскательскую партию по проектированию важной железнодорожной магистрали для подвоза с запада металлургических заводов. В тылу, однако, тоже нашлось место для подвига: однажды он вместе с товарищем спас провалившегося под лёд ребёнка.

Александра не оставляла мысль о том, что он обязан находиться в это время на полях сражений, а не спокойно сидеть в своей конторе и работать с чертежами. Марченко изучил специальность радиотелеграфиста-пулемётчика. И на этот раз отказать военкомат просто не смог, да и фронту нужны были бойцы. 

В 1943-м году Сурков и Марченко записались добровольцами в Челябинскую танковую бригаду. С боями прошли от Орла до Львова. 21 июля 1944-го года экипаж танка «Гвардия» получил приказ водрузить Красное Знамя на ратуше Львова. Радисту А. Марченко, хорошо знавшему город, было поручено указывать путь танку, а затем подняться на ратушу и укрепить там красный флаг.

Шли ожесточённые бои, взять город «с ходу» не получилось. Только 23 июля экипажу Александра Додонова удалось пробиться к ратуше. Действуя решительно, танк «Гвардия», поддерживаемый своим подразделением, первым ворвался на центральную площадь Львова к самому подъезду ратуши. Марченко с группой автоматчиков, перебив вражескую охрану, ворвался в здание, поднялся на башню и водрузил на ней алый стяг. На выходе из здания Александр был ранен. При попытке эвакуации на броне Марченко был вторично ранен осколком попавшего в танк снаряда, на сей раз смертельно.

После гибели боевого товарища экипаж танка ещё трое суток вёл бои в городе. На счету «Гвардии» – восемь вражеских танков и до сотни раздавленных гусеницами и расстрелянных пулемётным огнем фашистов. В бою с врагом погиб командир танка лейтенант Додонов. Сурков и Мельниченко смогли уничтожить ещё 6 орудий и склад боеприпасов, после чего танк был подбит вражеской «Пантерой». Тяжело раненых танкистов, выбравшихся из танка, подобрали местные жители, после передав их разведчикам, которые доставили Суркова и Мельниченко в госпиталь. Фёдору Суркову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Врачи госпиталя запретили Суркову возвращаться на фронт. Однако Фёдор вернулся и сражался за Польшу и за Прагу, а через месяц после Победы прошел с парадом по Красной площади в Москве. С 1946 года гвардии младший лейтенант Сурков находился в запасе. Жил в городе Львов. Скончался 10 октября 1971 года. Похоронен в городе Львове на Холме Славы.

Там же были похоронены командир танка «Гвардия» А. Додонов и радист А. Марченко. На вершине холма стоит бронзовая фигура солдата со знаменем в руках. Прообразом для монумента стал Александр Марченко.

 

Улица Рождественского

Константин Рождественский был обыкновенным челябинцем, простым рабочим парнем, каких было много в Советском Союзе. Родился он в 1911 году, закончил челябинский педагогический техникум, по распределению преподавал в сельской школе. А вот в армию его не брали – здоровье подводило.

Но когда началась Великая Отечественная война, Рождественский обивает пороги военкоматов и требует распределения на фронт. Ему неизменно отказывают. И предлагают поработать на оборонном заводе, токарем. Дескать, приобщишься к военному делу, а там, глядишь, и выйдет из тебя солдат. И Константин Рождественский устраивается на Кировский танковый, который эвакуировали из осаждённого Ленинграда и запустили на производственной площадке ЧТЗ.

Работники цеха, где работал Костя, запомнили его добрым, отзывчивым и ответственным парнем. И очень настойчивым, ведь Рождественский продолжал приходить в военкомат и требовать отправки на фронт. А в 1943 году, когда формируется Уральский добровольческий танковый корпус, Константин записывается в него и всеми правдами и неправдами попадает в строй.

И красноармеец Рождественский был назначен... санинструктором. Военное начальство пожалело болезненного мужчину и решило его держать подальше от боевых действий, в тыловом медсанбате танкового корпуса. Но командование не знало характера Рождественского. Он добивается перевода санинструктором в боевую танковую роту во 2-й батальон 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады. Воюет храбро, спасая раненых товарищей из подбитых танков. Солдатский орден Славы и медаль «За отвагу» на войне просто так не дают. В июле 1944 года бригада вела бои за Львов. 23 июля Александр Марченко водрузил советский флаг над городом. В этот момент немцы открыли огонь по ратуше и танку Марченко, пытаясь его убить. Рождественский увидел, что один из осколков задел Марченко, и бросился на помощь товарищу. Под вражескими снарядами санинструктор погиб.

 

Улица Захаренко

Илья Фёдорович Захаренко родился в 1904 году. В 1930-е гг. служил в бронетанковых войсках. В 1941 комиссар танковой бригады. Осенью того же года ранен в боях под Москвой. Весной 1942 г. участвовал в формировании 96-й танковой бригады в Челябинске. Назначен заместителем комбрига. Вместе с бригадой на фронте с июля 1942 г.

В январе-феврале 1943 его бригада участвовала в Острожско-Россошанской операции и была почти полностью уничтожена у деревни Пузачи Курской области. Их было 228 против 13-ти тысяч, но они победили.

Бой 96-ой танковой бригады имени Челябинского комсомола у села Пузачи 9- 12 февраля 1943 года прочно вошел в историю Великой Отечественной войны, как ярчайшая страница подвига нашего народа. Такое в истории войн встречается чрезвычайно редко. Буквально горсточка храбрецов, всего-то 228 человек, не только преградила дорогу, но и победила тринадцатитысячную группировку противника, которая могла бы составить полномасштабную немецкую дивизию.

Бой, который приняла танковая бригада возле деревни Пузачи, сделал Илью Захаренко героем. Настоящим. Всамделишным. Холод. Метель. Война. Часть Второй танковой армии вермахта, тринадцать тысяч фашистов, вырываются из окружения, отходят на Запад. Танки. Артиллерия. Грузовики с солдатами. Обоз. Кухни. Да что там! Число 13000 говорит само за себя. Именно их приказывают задержать до подхода основных сил уральским танкистам. Но их – 228 человек. Один к шестидесяти. И наши понимают, что шансов нет. Если загородить фашистам дорогу, то перебьют всех. Но наши уральские парни преградили дорогу. Встали поперёк, все, кто были, и приняли бой. Жестокий. Кровавый. Неравный.

Когда кончились боеприпасы, бились врукопашную. Собирали трофейные автоматы – снова стреляли. Не пропускали. И не пропустили. Наши. Челябинцы. Уральцы. Враг потерял 6000 убитыми и 3 тыс. пленными.

Наши встают поперек и на окраине этой деревни Пузачи бьются, зная, что погибнут. Снаряды с немецкой педантичностью методично гвоздят обездвиженный КВ-1 с красной звездой на борту. Но он огрызается и огрызается, пока в нем есть хоть кто-то живой. Автоматчики изрешечивают санитарный автомобиль. Смертью храбрых гибнут женщины-санитарки, а раненый доктор отстреливается из пистолета. Под градом свинца стреляют окровавленные артиллеристы. Экономят снаряды, направляя орудия только в скопления врагов.

А фашисты атакуют. Раз за разом. И раз за разом их встречает огонь. По этой дороге им не пройти. 228 против 13000. И дезертиров не было! Смерть с честью достойнее. Когда на один ствол направлено несколько десятков, шансов нет. Вступая в бой, это было понятно каждому. Никто не дрогнул. Ни один. Даже мальчик. Сын полка Серёжа Батищев. Он выползал под обстрел и собирал оружие убитых, чтобы было чем отстреливаться. По нему вёлся огонь, но он остался жив.

Их осталось 32 человека, 14 из которых ранены. А Илья Захаренко вынес ещё и знамя, чем спас бригаду от расформирования. Сейчас пожмут плечами. Ну, подумаешь, пропало знамя. Флажок. Дадут другое. Или вообще без знамени обойдёмся. А тогда знамя – это дух части! Символ того, что часть есть. Существует. 

Зимой 1943-го Илья Захаренко направлен на Урал, где участвовал в создании Уральского добровольческого танкового корпуса. Был назначен заместителем командира. С июля 1943 г. по апрель 1945 г. сражался на Курской дуге, под Ямполем, на Украине, в Польше и Германии.

Как нельзя лучше подходило к его отзывчивой, отважной душе, к его облику и кремневому характеру это яркое, глубочайшего смысла слово: комиссар. Не случайно, должно быть, и на второй половине войны, когда ни званий, ни должностей таких в армии уже не было, гвардейцы продолжали называть полковника Захаренко комиссаром добровольцев.

Захаренко был смертельно ранен в начале Берлинской операции в апреле 1945 года. Он не дожил до Победы всего 20 дней. Похоронен во Львове на Холме Славы.

 

Улица Хохрякова

Семён Хохряков родился 31 декабря 1915 года в поселке Коелга в Челябинской области. Окончил Военно-политическое училище.

16 советских танкистов за годы войны были дважды удостоены звания Героя Советского Союза. 15 из них – полковники и генералы, командиры бригад, корпусов и фронтов. И только шестнадцатый, южноуралец Семён Хохряков, был обычным комбатом, с одной майорской звездочкой на погонах. Таких комбатов в армии – сотни. Но две золотые звезды красуются на чёрном замасленном танковом комбинезоне лишь у парня из Коелги!

При этом первой наградой уроженца Еткульского района стала загадочная «Полярная звезда» – монгольский орден, который Семен получил за бои на Халкин-Голе с японцами. Потом пришел черёд отбиваться от немцев: с октября 1941 г. Семён Хохряков на фронте. Бойцы любили своего командира за опыт, отвагу и личное мужество, комбаты – они не руководят фронтами, они идут в атаку сами. Когда батальон Хохрякова бился за украинский город Староконстантинов, у наших оставалось только четыре машины против 25 танков гитлеровцев. Но южноуралец приказал: «Наступать!» и первым открыл огонь, уничтожив в той жестокой схватке три танка противника.

В составе армии под Проскуровом батальон Хохрякова, состоявший из семи танков и роты автоматчиков, в бою против около 40 танков и батальона пехоты уничтожил 10 танков и более 300 солдат и офицеров. Сам Хохряков уничтожил 4 танка. Причем в конце боя целым остался только командирский танк, но Хохряков так умело маневрировал и так яростно и метко вел огонь, что при подавляющем численном преимуществе фашисты покинули поле боя. За умелое командование батальоном в боях за город Проскуров и личный героизм удостоен звания Героя Советского Союза.

Второй «Золотой Звездой» Героя Советского Союза он награжден за выдающиеся действия в Висло-Одерской операции. Только в начале операции, с 12 по 18 января 1945 года, батальон Хохрякова прошёл с боями свыше 200 километров, причём в головном отряде танковой бригады. Вечером 16 января его батальон совместно с моторизованным батальоном ворвался в Ченстохову, и в середине следующих суток полностью освободил город. При освобождении Ченстоховы уничтожено около 1200 немецких солдат, 8 танков, 10 бронемашин, 25 артиллерийских орудий, 53 миномёта, свыше 170 автомашин, свыше 200 конных повозок. батальон Хохрякова открыл путь нашей Армии на Берлин.

Слава о смелом комбате, непревзойдённом мастере неравных боев, всегда выходящем победителем, гремела на всю армию! Воевать под командованием Семёна Хохрякова считалось честью.

За годы войны Семён Хохряков получил четыре ранения. До Дня Победы он не дожил три недели – погиб в бою под Берлином 17 апреля.

 

Улица Гончаренко

Танк Ивана Гончаренко встретил День Победы. Кончилась война, пройдены последние километры, последние часы войны… и снова бой. «Ну, наш последний штурм, а потом все по домам», – сказал Гончаренко под рев моторов. А через два часа его уже не было в живых.

Маленькая мемориальная табличка, укреплённая на граните на месте гибели офицера, говорит всем: «Здесь пал 9 мая 1945 года один из героев Красной Армии Иван Григорьевич Гончаренко, гвардии лейтенант танковой бригады генерала Лелюшенко, на 25 году жизни».

Родился Иван Гончаренко в 1920 году в селе Сушилино Сумской области Украинской ССР. В 1940 году Ивана Григорьевича призвали в ряды Красной Армии. Он участвовал в боях Великой Отечественной войны с первых дней, с июня 1941 года. Однако скоро командование отозвало отважного и толкового танкиста с фронта и направила на учёбу во 2-е Горьковское танковое училище. Иван Гончаренко окончил его в 1943 году, после чего вернулся на фронт в качестве командира танка Т-34. С марта 1944 года гвардии лейтенант И. И. Гончаренко – командир танка №24 1-го батальона 63-й гвардейской Челябинской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса.

Иван Гончаренко воевал в составе 63-й гвардейской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса. Был командиром танка. Гончаренко освобождал Украину и Польшу, участвовал в уличных боях в Берлине.

9 мая 1945 года танк с южноуральцем в числе первых ворвался в Прагу. Задание, стоявшее перед ним и его бойцами, состояло в том, чтобы захватить и удерживать все мосты через Влтаву. Около Манесова моста танки Гончаренко (помимо его собственной «тридцатьчетвёрки», Ивану Григорьевичу были приданы ещё два танка) наткнулись на тринадцать замаскированных фашистских самоходок, немедленно открывших огонь. Танк Гончаренко получил повреждение, но продолжал сражаться, направляемый волей своего командира. Две немецкие самоходки Гончаренко удалось подбить. Второе попадание вывело танк из строя, а сам Иван Григорьевич был убит.

Экипаж сумел покинуть свою боевую машину и вызвать подкрепление. Подоспевший советский танковый взвод уничтожил гитлеровские самоходки. А павший уже после официально объявленной Победы Иван Гончаренко посмертно был награждён Орденом Отечественной войны 1-й степени.

В честь его танка в столице Чехословакии был установлен памятник ИС-2. Правда, памятник был демонтирован в начале 1990-х годов в ходе «бархатной революции».

 

Улица Худякова

Николай Александрович Худяков родился 25 октября 1925 года в крестьянской семье в селе Пуктыш Челябинского округа Уральской области (ныне село в Курганской области). Окончив начальную школу, уехал в Челябинск. В 1941 году окончил 6 классов школы №30 Челябинска и поступил в ремесленное училище ФЗУ №14 при ЧТЗ. В грозовом 1941 году в Челябинск из Москвы переехал завод «Калибр». С ноября 1942 года туда поступил работать токарем невысокий щуплый паренек Коля Худяков. «Фамилие твое, Колька, тебе подстать!» – смеялись старые усатые токари, и паренёк вместе с ними беззлобно смеялся. Да и где набраться питательных жиров и веса, если работы всё прибывает, а рабочий паёк всё уменьшается!

Когда по заводу разнеслась весть, что из рабочих будут набирать добровольцев в формируемый уральский танковый корпус, Колька побежал в военкомат, записываться в добровольцы. Было ему 17 лет, но он отважно прибавил себе лишний год, заявив, что ему восемнадцать и встал на цыпочки в ростомере, чтобы прибавить себе лишние сантиметры в росте.

– Иди отсюда, шкет, не задерживай очередь, – сказал ему военком, – подрасти и приходи через пару лет, а пока и без тебя справятся.

Но Коля был настойчив, он писал и писал заявления с просьбой включить его добровольцем в уральский танковый корпус и отправить на фронт, брал характеристики у начальника цеха, у начальника участка, у мастера и нёс их в военкомат. И когда появилась должность наводчика противотанкового ружья во взводе противотанковой борьбы, Колю, который порядком надоел сотрудникам челябинского военкомата, записали добровольцем. И в феврале 1943 года начался его боевой путь.

В марте 1944 года Николай Худяков уже сержант. В это время разгорелись ожесточённые бои за освобождение города Каменец-Подольского. Немцы в качестве последнего резерва выставили в бой тяжелые танки «Тигр», которые на тот момент были практически неуязвимыми для советских снарядов. Но наши бронебойщики знали слабые места этих машин.

В районе станции Фридриховка немецкие автоматчики вместе с танками «Тигр» пошли в контратаку. Немцев оказалось больше, чем наступающих советских солдат. Стрелки и расчеты ПТР с трудом отбивались от наседающих фрицев. Особенно доставали «Тигры», которые метались по позициям советской обороны и давили гусеницами наши окопы.

Николай Худяков рассказывал: «Я хорошо замаскировался и подпустил один немецкий тяжёлый танк до ста метров к себе. Машина шла прямо на меня, я выстрелил, но пуля попала в лоб и не пробила броню. Второй раз угодил в башню и заклинил её. Все же «Тигр» продолжал приближаться к окопу. После третьего выстрела танк остановился. Из него начали выскакивать танкисты. С ними наши автоматчики справились».

Это был первый его танк, подбитый в этом бою. Коля был ранен, затем он подбил ещё один «Тигр». Снова был ранен, но тут подбежал офицер из штаба дивизии и сказал, что один «Тигр» несётся прямо на расположение штаба и его нужно остановить любой ценой. Коля подбил и этот тяжелый танк. И снова получив осколочное ранение, потерял сознание.

Весть о том, что его за проявленные в этом бою мужество и героизм представили к «Герою Советского Союза», застала сержанта Худякова в госпитале. А после выздоровления Николая отправили в Москву, в Кремль, где он получил свою золотую «звёздочку» и орден Ленина из рук «всесоюзного старосты» СССР Калинина.

После вручения высоких наград сержант Худяков снова в строю и штурмует со своим противотанковым ружьем укрепления фашистов в Западной Польше. До Берлина – рукой подать! Но при форсировании реки Одер под ожесточённым артиллерийским, пулемётным и миномётным огнём противника сержант Худяков Н. А. пропал без вести (по другим сведениям, погиб). Точная дата неизвестна, ориентировочно: 23 февраля 1945 года.

 

Воины-уральцы с честью выполнили наказ земляков: внесли свой весомый вклад в Победу, проявили мужество, героизм, отвагу, прославив тем самым уральскую землю!